Диалоги-2

Продолжаем…

 

* * *
Едем на машине.
Сын: — мама, куда мы едем?
— к морю. Море — это много, много воды…
— а я не хочу к морю
— а куда ты хочешь?
— в парк
— ну может на следующих выходных мы съездим в парк, помнишь, где были олени?
— а можно просто в парк, без оленей и воды?

 

* * *

Егорка: — хочу пойти гулять
Бабушка: — у меня волосы грязные, ну как я пойду.
Сын: — а ты шапку одень

 

* * *

Утро. Мама после «ночного дежурства» с Никой успела незаметно проникнуть в комнату сына. Сын просыпается бодрый и готовый к новому дню (в отличие от мамы):
— Мама, мама, вставай!
— А можно я еще немного полежу?
— Нет, мама, вставай, давай играть!
— А во что мы будем играть?
— Будем играть, что Гога — это корабль с ножками
— О, а мама тогда — это якорь, который лежит на дне :).

 

* * *

Егорка залез на стол.
Бабушка: — Егор, ты разве видел, чтобы кто-нибудь на столе сидел?
— Да, тарелка сидит.

 

* * *

Обычно мы общаемся с родственниками по интернету. Тут к нам бабушка приехала в гости.
Егорка: — давно, Гога был маленький, а бабушка была в скайпе…

 

* * *

Картинка в книжке: кошка, собачка и 5 сосисок.
Я: — Одну сосиску дадим кошечке, одну собачке, еще одну кошечке и еще одну собачке. Остается одна сосиска, кому ее отдадим?
— Гоге!

 

* * *

Кидаю парашютиста в 1001 раз. Надоело.
Я: — Егорка, хочешь тоже попробовать?
— Нет, мама, ну попробуй еще разочек, у тебя получится!

 

* * *

Сын прыгает на батуте, дурачится, падает.
Комментирует: — Гога упал духом…
Потом поднимается на ноги, опять прыгает: — Гога подпрыгнул духом.

 

* * *

— Бабушка, не разбивай яйца, они Гогины
— А зачем тебе они?
— Их Гога будет разбивать

 

* * *

Потихоньку учим сына вежливости («спасибо» там всякие и т.п.).
— Егорка, я починил твою игрушку, что надо сказать папе?
— Молодец, папа!
Да, да, ожидаю бурную реакцию читателей на этот пункт (пусть и не высказанную в комментах, а молчаливую 🙂 ). Нет, я не темнота беспросветная, знаю про всякие современные течения в детской психологии, предписывающие не учить детей специально всяким «спасибо» до того, как ребенок не созреет сам до благодарности. Но у меня на этот счет есть мнение. Может, я не современна, но я всё-таки учу своих детей «спасибо». Конечно, сейчас для карапузов это просто набор из семи букв, а не живая эмоция. Но это как… ну… не знаю, каркас вежливости к окружающим, что ли. Ну как в живописи. Ты должен сначала научиться классической технике рисунка, чтобы потом найти свой стиль и уйти в какой-нибудь авангардизм. Или нет, даже лучше пример — тайчи (тайдзи-цюань, если более «русским» языком). Ты приходишь учиться и поднимаешь руки. Вверх и вниз, 5, 10, 20 раз. И в этом механическом движении нет никакого смысла. Но когда ты поднимешь их в 1001-й раз (ну или в 10001 раз), ты наконец начинаешь чувствовать что-то, внутренний смысл всех этих взмахов…

 

* * *

И еще просто размышления (мои, не Егоркины 🙂 ), глядя на плачущую Нику. Сначала дети плачут, плачут, плачут — то ли просто потому что маленькие, то ли болит что-то… Потом у них колики и они снова плачут, плачут… а может и не колики, а еще что-то болит, но сказать-то не могут. Потом у них зубки и они снова плачут, плачут, плачут… или это всё еще колики… или еще что, кто тут поймёт. И вот когда дети наконец могут объяснить, хотя бы жестами, что и где у них болит, то… как правило у них уже нет ни колик, ни режущихся зубиков.

 

А это мысли, глядя на Нику после двухчасовой поездки на машине: на Нике, как геологические пласты, видно что и в какой последовательности она грызла по дороге: сельдерей, огурец, морковь, хлеб и т.п. (потому что, как и Егорыч, она молчит в привязанном виде только в двух случаях: или она что-то грызёт, или спит 🙂 ).