Pre-school: привязанность и творчество

Ещё одна профессия в мой список «ни за что на свете». Я бы не смогла работать воспитательницей в детском саду, это уже совершенно точно. Каждое утро эти душераздирающие картины, когда какого-нибудь ребёнка ведут как на казнь под отчаянные вопли и сопротивления с его стороны и под «тебе будет интересно» со стороны мамы. Причём, печальнее всего, что исход всегда предрешён — рано или поздно ребёнка силой отдерут от мамы и будут искренне пытаться увлечь какими-то «интересными играми». И ведь невдомёк им, что теория привязанности гласит: ребёнок может свободно творить и вообще развиваться только на фоне надёжных «тылов», коими являются для него привязанности к взрослым. А какое ж тут рисование-пение, когда силой отодрали и утащили…

С привязанностью в нашем дошкольном учреждении вообще беда. Я так и не поняла тайного смысла, почему в первые дни нам не дали хотя бы час-два поиграть вместе, чтобы ребёнок привык к обстановке и к воспитателям. Ну да ладно, этот этап мы вроде миновали, Егорка привык ко всему и сам, хоть могли бы обойтись и меньшей кровью. Сейчас меня беспокоит другое. Я надеялась, что Егорка как-никак но «привяжется» к его основной воспитательнице, которая работает хотя бы 2 дня из трёх, но, увы. В половине случаев мы приходим в «до-школу» раньше её — она хронически опаздывает, так что не всегда получается передать Егорыча «из рук в руки». Или если даже она на месте, бывает, она уже занята с каким-то «свеже-отодранным» ребёнком (читай выше). Так что часто мы просто заходим в зал, начинаем вместе с Егоркой играться во что-нибудь, и минут через 10 я просто оставляю его всё так же играющимся, даже не перекинувшись парой слов ни с одним из воспитателей…

 

Мне в первые дни главная воспитательница как-то пожаловалась, что Егорыч не хотел играть вместе со всеми, а хотел играться сам по себе, в свои любимые машинки. Я ей ответила, что да, я очень понимаю его. Я бы тоже не поняла, почему я вдруг должна заканчивать заниматься тем, что мне интересно просто потому, что вдруг наступило, скажем, 10 утра. Ну я-то ладно, я взрослая, я ко всему привыкла. Но ведь до 7-ми лет у ребёнка основная деятельность — игровая. А игровая — это значит «добровольная, развлекательная и без ожидания определённого результата». Это не я так решила, так говорят психологи.

Кстати, каждый день, когда я забираю сына, воспитательницы гордо вручают мне какие-то поделки, которые он сделал за день и ожидают от меня какой-то реакции. Типа, результат прошедшего дня. А мне важнее не измалёванный лист бумаги, а взгляд моего ребёнка в конце учебного дня, причём в тот момент, когда я уже зашла в зал и увидела его, а он меня — ещё нет. Мне важнее, захотел ли он сам нарисовать это или он рисовал только потому, что «наступило 10 утра». И что он сам чувствует по поводу того, что нарисовал, и ещё много других «что». Но система образования она такая система образования, и дальше больше — пойдут оценки, грамоты и другие всевозможные бессмысленные попытки оценить-наградить-наказать…

Ещё удивительно, что детям в нашей до-школе иногда дают играться в компьютерные игры! Это уже за пределами добра и зла — играться в компьютерные игры в 3 года, причём в официальном образовательном учреждении!

А я, кстати, была приятно удивлена, что я не одна такая «диванная революционерка» против английской системы образования. Многие мамы (причём, истинно английские мамы) из нашей «до-школы» жалуются друг другу (правда тихонько, в коридоре), что их дитё ещё не готово ко всему этому, а ходить надо, ибо через год уже светит школа на полный день и т.п. и т.д. Вот интересно, сколько должно пройти времени, чтобы пассивное коллективное негодование по поводу раннего начала школы вылилось в изменение законов об обязательном образовании в этой стране. В Англии, увы, наверное, это время равно бесконечности — здесь не меняется почти ничего. Традиции, чтоб их!

Диалоги-16

Я: — Егорка, пошли готовить ленивые вареники
Егорка: — Не хочу ленивые, давай лучше трудолюбивые

 

* * *

Я: — Егорка, что мы с тобой подарим Нике на день рождения?
Егорка: — Давай машину на гусеницах
Я: — Ну она же девочка, может куклу?
Егорка: — Хорошо, тогда куклу на гусеницах

 

* * *

Егорка: — В Японии едят сырую рыбу
Я: — А откуда ты знаешь? Я не помню, чтобы тебе об этом говорила…
Егорка: — Я просто умный
(и скромный 🙂 )

28/09/2014 | Опубликовано в : Юмор | Комментарии закрыты

Pre-school: адаптация

Как пишут умные психологи, адаптация должна быть у школы к ребёнку, а не наоборот. Может такое где-то и существует, в каком-то лучшем из миров, но наша реальность всё-таки такова, что адаптироваться приходится ребёнку. Да и я честно говоря не представляю, как может быть по-другому: при любой перемене окружения (пусть даже с одного плюса на другой плюс) всё равно нужно какое-то время для подстраивания себя под реальность, даже у взрослых.

Вообще, по-хорошему, и опять же по советам других умных психологов, привыкать дитёнку лучше постепенно — начинать с часа в садике, потом два, три, причём первое время находиться там с мамой и т.п. Но беда в том, что английские бабульки-воспитательницы не читают тех же книг, что и я, а читают Джейн Эйр. Бороться с ветряными мельницами здесь пока не хочется (хотя если придётся, то будем, чего уж там), поэтому пока просто приняли правила их игры.

А мы сейчас с Егоркой в самом начале процесса привыкания — вторая неделя это ещё ничто, поэтому я пока не питаю никаких иллюзий и готова ко всему (у моих знакомых было и такое, что первые 2 недели ребёнок бежал в садик вприпрыжку, а потом начинались неудержимые истерики. А было и наоборот). Но, кстати, очень удачно, что первый день мы не остались в группе — хвала вирусам ОРЗ! Так мы положили начало ритуалу. В тот самый первый день после знакомства с нашей «до-школой» мы пошли на детскую площадку, потом домой. Теперь каждый раз, прощаясь с утра, Егорыч спрашивает, пойдём ли мы после этого с Никой на площадку. Я ему рассказываю (причём, вполне честно и максимально подробно), что да, сейчас мы пойдём с ней на площадку, там встретимся с тётей Леной и её сыном, потом зайдём домой приготовить обед, а потом пойдём забирать Егорыча из «дошколы». И ему спокойнее жить в таком упорядоченном пространстве (и наверное ещё спокойнее от того, что он может как-то представить предстоящие 3 часа, потому что с абстракцией у трёхлеток ещё как-то никак, а вот представить что-то реальное, что он уже испытывал сам — вполне).

Ну и, ясное дело, раз уж родителям находиться в до-школе нельзя, а плюшевым зверькам можно (дискриминация!), то сразу встал вопрос выбора плюшевого «друга». Выбрали спонтанно — купили как раз недавно маленьких енотиков в аэропорту, в количестве двух штук (для Ники и Егорки, одинаковых, чтобы не ссорились). И, оказалось, что этот полосатый зверь как нельзя лучше подходит и по размеру и по смыслу. Енот, конечно, хорош уже сам по себе, но я еще навесила на него свою теорию, сообщив, что связь у нас будет тоже через енотов (у меня-то остался ещё один экземпляр такого зверя дома). Егорыч правда отнёсся к идее с недоверием (он уже товарищ искушённый в мобильной связи, Wifi и т.п., а тут вдруг какая-то связь через енотов, ты о чём, мама? 🙂  ), но вроде признал, хотя бы в виде шутки.

Потом прицепила туда брелок с фотографией нашей семьи. Причём, как-то удачно выбрала фотографию не из разряда «где все смотрят в кадр, улыбаются и хорошо выглядят», а именно зафиксировала один из наших повседневных моментов, но очень естественный и весёлый. Егорке понравилось :). Хотя старалась я, кажется, напрасно — первые пару дней Егорка действительно цеплялся за енота как за спасительную соломинку, а сегодня даже потерял его где-то, и если бы я не напомнила, то вообще забыл бы его в группе.

Я так думаю, это не последний пост на тему адаптации, так что продолжение следует…

Как мы провели это лето

С опозданием, но всё же… Добрую половину лета мы провели как и положено, в Крыму, но всё-таки полтора месяца прошло на нашем туманном острове.

Получилось даже два раза искупаться в Северном море. Не Багамы, конечно, но в принципе при определённом настрое купаться можно:

Продлили лето себе ещё на неделю в Черногории. Причём, получилось совместить несовместимое: пляжный отдых…

…с посещением православных монастырей и разных достопримечательностей, которых там превеликое множество:

 

А приобщаться к разным культурам можно и не выезжая из Англии — тут есть всё, от японских фонариков до индейских тотемов:

На фермах можно погладить кроликов, расчесать осликов, даже «подоить» корову (правда, деревянную):

ну и — святое дело — лазить по деревьям:

Можно упражняться в скалолазании (а вот в настоящий скалолазный зал нас пока не пустят по возрасту, увы), съезжать на «санках» по траве, кататься на велосипеде:

Строить шалаши и рисовать прямо на дорожках:

и всевозможные детские площадки, ясное дело:

Поплавать по озеру на лодке, покататься на электромобиле (пришлось «повзрослить» Егорку до 5-ти лет, чтобы его пустили), прокатиться на паровозике Томас и даже на настоящем крошечном паровозе, который работает на угле:

 

Даже в игровую группу летом ходить одно удовольствие — детей практически нет, тишина и спокойствие (кстати, большинство детских групп здесь не работает во время школьных каникул):

А дома можно приготовить что-нибудь вкусное или просто поиграться с водой:

В саду поиграть в импровизированную канатную дорогу, построить подземный туннель или просто тряхнуть стариной и отмокнуть в младенческой ванне:

Попробовать всякие девайсы — от экскаватора и радиоуправляемой машинки до подзорной трубы:

Поиграть в друзьями:

или с родителями:

И успеть сделать то, что возможно только летом — погонять пчёл на лавандовом поле, собрать ежевику, поплескаться в «лягушатнике»:

Pre-school: первые мысли

Ну что, два дня отходили в нашу pre-school. Обошлось без слёз (хотя, может быть, лучше бы они и были — некоторые психологи считают, что слёзы нужны ребёнку для правильной адаптации к стрессу). Немного повысился уровень агрессии и нервозности у сына дома, но это ОК для первых недель (я сама такая, даже после выхода на новую работу первое время стрессую).

Плохо то, что воспитательница, которую прикрепили к Егорке, работает только два дня из трёх, поэтому в среду у нас будет другая женщина. Плохо, конечно, для привязанности, но может со временем он привяжется к обоим (или хотя бы к одной из них).

Егорка стал называть вслух английские имена детей, которые, видимо, слышал в течение дня. Пока из английского языка больше ничего домой не принёс :). А он кстати во всей группе единственный не-англоговорящий. Но, как сказала воспитательница, его это нисколько не смущает — он увлечённо что-то рассказывает ей по-русски :).

Каждый день детки делают поделки — рисунки, наклейки и т.п. Всё это выдают потом родителям, у нас уже формируется пачка абстракций сына.

Егорка каждый день твердит, что завтра в pre-school не пойдёт. Но каждое утро убеждаю его, что идти надо (особенно сложно в этом убедить саму себя 🙂 ). В принципе, ярого сопротивления нет, но и желания тоже. Тут важно понять, где заканчивается этот «выход за границы комфорта», который нужен любому человеку для обучения и познания нового, и где уже начинается «реальный дискомофорт», который уже просто явный знак, что ты идёшь против своей природы/потребностей/т.п. Время покажет.

Орехи-монстры

У Егорки какая-то суровая аллергия на орехи. Это не диатез на щёчках и не сухость на кожице — его рвёт, похоже, от одного их вида. Сначала я грешным делом думала, что он балуется (когда своими собственными руками вызывал рвоту после съеденного ореха — он и раньше бывало специально вызывал рвоту, чтобы подурачиться, и я не восприняла тогда это всерьёз). Но пришлось поверить в искренность его отношений с орехами, когда через 10 минут после поедания печенья он целиком вернул его (причём, орехи в нём были перемолоты в муку,  и он даже не знал, что они там есть — и я, честно говоря, тоже сообразила это только позже, когда всё содержимое оказалось передо мной на полу).

И вот кто же дёрнул меня дать ему попробовать прямо перед полётом конфету из duty free, которую он никогда раньше не пробовал. Я и предположить не могла, что в ней содержатся орехи (только потом уже вычитала это мелким шрифтом на упаковке). Егорка вообще практически не ест конфет в обычной жизни, но во время перелётов у нас действует «военное положение» — когда детям позволяется гораздо больше, чем обычно, лишь бы они не ныли и не плакали. Что было дальше, предсказать не трудно — благо, в самолёте есть специальные пакетики для таких случаев. Егорку (и соседей по самолёту) было жалко. Но долетели, и ладно. Теперь я вдвое бдительнее по поводу содержимого потребляемых нами продуктов (и, особенно, потребляемых в самолёте).

На какие именно орехи у него аллергия, я так и не поняла. Похоже, что на фундук, может ещё на миндаль, а может и вообще на все. Пока проверять больше не хочется — на орехи у нас полный бан, увы.

| Опубликовано в : Здоровье | Комментарии закрыты

Pre-school: фальстарт

Дети как сговорились, вечером в воскресенье, накануне первого дня в нашей pre-school, дружно разболелись. Температуры вроде нет как таковой (37.6, что для нас вариант нормы), зато прочие радости ОРЗ. Дышать толком не могли, спали ночью плохо — по очереди хныкали. В результате утром все хором проспали. Первый раз посмотрела на часы — было еще 7 утра. Задремала. Следующий раз было уже 8:25. А нам в нашу «пре-школу» к 9-ти. Еле разбудила детей, Егорка хныкал, что в pre-school сегодня не пойдёт и вообще не пойдёт. Уффф…

И те же 37.6, сильный кашель. Идти-не идти? Мы и так выторговали у воспитательниц неделю, и если мы не придём ещё и сегодня, они точно подумают, что мы вообще забили на них. Решила всё-таки идти, чтобы хотя бы познакомить ребёнка с новой обстановкой.

За 15 минут собрались, оделись и вышли из дома (как оказалось, это возможно даже с двумя детьми 🙂 ). Позавтракать, правда, не успели (да дети и не хотели, простывшие). Переживала, выдержит ли Егорка на одном печеньке до 12-ти дня (в pre-school детей немного кормят, но одна маленькая печенька конечно не соразмерна с его аппетитом 🙂 ). По пути дала пожевать хлеба (а я в это время пыхтела, толкая в горку двойную коляску с двумя детьми на борту — в сумме 45 кг). Как оказалось, можно было и на машине — парковка возле церкви есть, и даже были свободные места.

Наша pre-school проходит в помещении местной англиканской церкви (здесь вообще принято использовать помещение церкви под что угодно — от детских праздников до уроков йоги). Вокруг зелёные холмы, лепота…

Внутри, правда, группа выглядит не так хорошо, как снаружи — окон нет, искусственный свет. Небольшой зал заставлен столами для занятий, игрушек совсем мало (не зря я боялась этого слова «school» в названии этого дошкольного учреждения). Воспитатели сказали, что по вторникам узников детей даже выводят на улицу погулять (то есть в остальное время они сидят с 9 до 12 часов дня взаперти при искусственном свете, и это при том, что зимой в Англии темнеет уже в 3:30, то есть, у них остаётся ровно 3 часа в день, чтобы насладиться солнечным светом). По средам они что-то поют под пианино.

Вообще воспитательницы оставили крайне приятное впечатление. Мило общались, искренне пытались установить контакт с Егорычем.

Сказали, что в принципе с сильным кашлем можно остаться в группе (ничего, что он заразит остальные 20 деток, это же детский коллектив, пора привыкать, деточка). Но окончательное решение оставили за мной. Я без раздумий сообщила, что сегодня мы пойдём домой лечиться — в больном состоянии не лучшее время начинать что-то новое в жизни.

А Ника оказалась более готова к садику, чем Егорка :). Она сразу пошла играть, не оглядываясь на маму. Пока я обходила с Егоркой за ручку группу и разговаривала с воспитательницей, Ника успела нарисовать неплохую такую абстракцию, которую нам отдали на память. И упиралась всеми лапками, когда я стала уводить ее домой (мы просто ходим периодически с детьми в игровые группы, видимо она приняла pre-school за одну из них).

В общем, завтра будет попытка номер два.

Таинственный похититель

Вчера был не мой день, вот просто не мой. Так бывает, я уже в такие дни смиряюсь и разрешаю жизнь течь мимо (или прямо по мне 🙂 ) своим ходом, пока не приходит спасительный вечер. Небольшая цепь неурядиц и нервотрёпки с утра завершилась осознанием того, что после возвращения из бассейна в моей сумке не оказалось мобильного телефона. Надежды на то, что он где-то дома, почти не было (так как мы только что зашли в дом, и я его не держала в руках уже достаточно долгое время), но решила всё-таки на него позвонить с домашнего. Телефонного звонка, как и ожидалось, не раздалось из-под дивана или из какой-то детской игрушки (как бывает, когда детки заиграются моими девайсами). Зато в трубке заговорил мужской голос. Ага, так я и знала, я его-таки потеряла — впервые в жизни, потеряла свой мобильный. К счастью, честные люди вернули его на стойку администратора бассейна. Ехать за ним в тот же день у меня уже не было моральных сил, и я договорилась забрать его на следующий день.

Весь остаток дня я недоумевала, как же могла его потерять — он находится или в моей сумке, или в моей руке. Вероятность того, что я промахнулась, засовывая телефон в сумку — минимальная, так как у меня навязчивая привычка по сто раз проверять, что то, что я ложу в сумку, действительно оказывается в ней. Вероятность того, что его вытащил какой-то воришка — и того меньше, тогда бы его не отдали администратору. Положить его куда-то в общественном месте я не могла по определению, так как не практикую такое в принципе. В общем, загадка.

 

Телефон на следующий день мне отдали (хотя я так и не смогла доказать им убедительно, что он мой — к тому моменту батарейка разрядилась и я не могла ни продиктовать свою адресную книгу, так же как и они не могли позвонить на него, чтобы хотя бы убедиться, что сказанный мною номер — правда). Но отдали, и ладно.

А через 5 минут, в ожидании, пока нам сделают свежевыжатый сок в одном магазинчике этого шоппинг-центра, я вдруг обнаружила свой телефон… в руках у дочи. При том, что за секунду до этого он находился в кармане моей сумки, закрытой на замочек. Ага, вот он, ключ к разгадке! Вероятно, доча вчера втихаря его достала, заигралась, и, как водится, выпустила «игрушку» из рук. Так, придётся повышать уровни защиты до того момента, пока у детей ещё немного не подрастёт осознанность :).

Языки и музыка

Ника у нас музыкальная девочка. Подтанцовывает в такт музыке, напевает что-то, сидя в машине, даже сама сочиняет песни. Первый сингл назывался «не будите папу», потом был ремикс «не будите маму». Сидит и распевает со знанием дела «неее будииитеее мааааму» (а мама и не возражает против такой постановки вопроса 🙂 ).

Ещё она внимательна к языкам. Внимательно слушает, как мы общаемся на английском с другими людьми, один раз подхватила и в течение минут десяти старательно повторяла «Okay, okay, okay…» (веселя при этом местного таксиста 🙂 ). Ещё произносит с хорошим английским выговором имя George (это уже спасибо англицком мультику про свинку Пеппу). А как-то вообще удивила, сказав продавщице в магазине «thank you» (при том, что нам она говорит только «спасибо», и ведь уловила же, что чужим людям надо отвечать по-англицки).

 

Вообще, известный факт, что существует связь между музыкой и способностями к языкам. Я, правда, честно отдала музыке лучшие 9 лет своего детства, но на способности к иностранным языкам это никак не сказалось, увы :).

В общем, время покажет. Я конечно хотела бы, чтобы мои дети занимались музыкой, потому что так уж исторически сложилось, что это искусство мне ближе, чем, скажем, рисование или танец. А искусство детям нужно, просто необходимо. Ну хотя бы для самовыражения эмоций, что в нашем обществе почти табу (особенно для мужчин — «мужчины не плачут» и т.п.). Кто сам занимался музыкой, тот знает, какой это ни с чем не сравнимый кайф, когда играешь своё любимое музыкальное произведение сам, для себя, когда техника уже отточена и ты целиком погружаешься в музыку — это не сравнится ни с одним прослушиванием чужого исполнения, пусть даже в 1000 раз более профессионального. Уф, так написала, что самой захотелось достать со шкафа свою любимую гитару и снова начать играть :).

 

Pre-school: на старте…

Ещё один рубеж. После беззаботных трёх с половиной лет детства, у Егорки (да и у всех нас) начинается новый этап жизни. Со следующей недели Егорка пойдёт в pre-school. Я, конечно, понимаю, что это пока всего лишь «pre-«, и всего на 3 часа в день (плюс я отвоевала, чтобы пока Егорка ходил всего три дня в неделю, несмотря на протесты воспитательниц), но тем не менее образовано оно от слова «school». Это сюр какой-то, словосочетания «школа» и «мальчик, которому ещё нет четырёх лет» вместе употребляться не должны, по определению, никогда. Это ещё Детство… Увы, но только не в Англии. Англия впереди если не планеты всей, то уж точно всего Европейского Союза по самому раннему началу школы у детей (плюс она славится самыми короткими школьными каникулами — это пошло ещё с 19 века, чтобы родителям дать возможность спокойно работать).

Pre-school это что-то типа дошкольного учреждения, где дети маются учатся «социализироваться» и морально готовятся к тому, что через год в их жизни уже начнётся всё по-взрослому — настоящая school с 9 утра до пол-четвёртого вечера.

В принципе, pre-school, в отличие от school, не обязательна, и если бы язык народонаселения Англии и язык общения в нашей семье совпадал, то Егорка бы вероятно пропустил этот тупиковый этап эволюции. Но ради «язык подтянуть», придётся отдавать дань обществу, три дня в неделю, ровно по три часа.

Вообще, нам ещё повезло, если можно так сказать. Многие родители мечтают отдать своё чадо в pre-school, записываются с самого рождения ребёнка, а мест всё равно не хватает (особенно в больших городах). Мы же записались всего за год, но поскольку у нас английский язык не родной, сердобольные воспитательницы пообещали, что место нам будет обязательно (хотя я бы наверное сильно не возражала, если бы его не оказалось 🙂 ). Дело в том, что с ребёнкиных трёх лет в Англии государство предоставляет бесплатные 3 часа в день на образование в каком бы то ни было виде. Поэтому большинство английских родителей отдаёт своих детей в pre-school в начале семестра (в сентябре или в январе), как только ребёнку стукнуло 3. Есть и особенно уставшие убеждённые мамы, которые пытаются всеми правдами-неправдами отдать своё чадо ещё раньше.

В общем, начало положено, впрягаемся в местную систему образования на предстоящие N лет (где N>14, так как до 18-летия образование в Англии обязательное). Что выйдет из этой затеи, пока не могу знать. На данный момент я не могу наложить даже мысленно живого интересующегося всем подряд и активного ребёнка на жёсткий режим дошкольного учреждения с флегматичными бабушками-воспитательницами. Если не пойдёт — заберу (правда, notice period у нашей pre-school равен восьми неделям, то есть надо предупредить их за два месяца, что ребёнок перестаёт ходить туда, иначе грозятся разными финансовыми санкциями). В принципе, у нас есть ещё в запасе год перед школой, чтобы попытаться подтянуть английский Егорки более гуманными методами. Но, в любом случае, в следующем году школа для нас уже неминуема (если, конечно, не рассматривать крайности вроде домашнего обучения, которое в Англии в принципе разрешено). Если совсем не пойдёт  английское образование, на крайний случай у нас есть ещё два гражданства на выбор (плюс все страны Евросоюза 🙂 ). Но, надеюсь, до этого дело не дойдёт (с).