Mind the childminders

Наблюдала на днях такую картину. Несколько мальчишек младше-школьного возраста (4-5 лет) безумствовали в песочнице. Закидывали других детей песком и т.д. Настолько безумствовали, что даже терпеливые англичане не выдержали и стали делать им замечания (хотя обычно в Англии на это табу — в смысле делать замечания чужим детям на улице). Я всё пыталась глазами найти их маму или кого-то, отвечающего за них, но её не было в пределах видимости. Что опять же редкость — как правило, мамы здесь реагируют на непотребное поведение своих чад быстро, боясь навлечь гнев окружающих. Наконец она появилась, явно не мама, а скорее childminder — это что-то вроде няни, которая сидит сразу с несколькими детьми у себя на дому. Как-то невнятно пыталась вразумить своих подопечных, но они её явно не слушались. В результате она для вида их отчитала, а потом… просто ушла в кафе, расположенное рядом с площадкой, оставив своих детей на площадке одних. Они могли закидывать других детей песком, могли есть этот песок, могли даже уйти с этой площадки в неизвестном направлении, так как за ними реально минут 10 никто не смотрел (зная своих детей, они бы вероятно так и сделали, заскучав на этом месте).

Я себе представила картину — сидят себе родители этих детей сейчас на работе и думают, что дети их в надёжных руках, потому что childminder же сертифицированная, проверенная, официальная, англоговорящая. И лучше им не знать, как всё происходит в действительности :).

Ну и, до кучи. Помню, Егорка гулял с нашей первой няней, было ему тогда 2 года. Я вышла с маленькой Никой к ним из дома, Егорка увидел меня и… бросился прямиком через дорогу, по которой ездят машины, ко мне навстречу. Няня этого даже не заметила, она продолжала что-то сосредоточенно набирать на своём телефоне. А была эта няня с 20-летним стажем работы в детсаду, 10-летним стажем работы няней и крайне положительными рекомендациями наших друзей, у которых она проработала 3 года.

А после недавнего случая, когда няня одних наших хороших знакомых поступила очень непрофессионально (это если очень мягко выразиться, а так просто культурных слов нет — при том, что няня эта пожилая, проверенная, знали её на протяжении лет 7-ми и т.д.), честно говоря, я всё больше утверждаюсь в собственном мнении, что никто лучше чем мама не может следить за своими детьми. Можно считать меня невротичкой или ещё кем, но для кого-то твой ребёнок это просто работа или в лучшем случае какой-то эпизод их жизни, а для тебя это вся жизнь.

Не мала баба хлопоту — 2

Ну и Нике-то тоже Дед Мороз постарался, подарил. Куклу, только не простую, а интерактивную. Её надо укачивать на сон (причём, DSC_0062_wпока я перекладывала её спящую в коляску, она проснулась — на меня аж ностальгия напала, как вчера всё это было в реальности :)) , после кормления держать вертикально, чтобы вышел воздух (иначе начнёт плакать) и т.д. Комментарий Сергея, когда мы ещё выбирали этот подарок «и что, я, за свои деньги, опять буду укачивать — успокаивать и т.д.??». Спасает, конечно, волшебная кнопка «off», которая отсутствует в реальных моделях младенцев :). Куклу, кстати, наши дети так и решили назвать — «Плакса» (кто бы говорил! 🙂 ). Но на самом деле, кукла забавная, бормочет что-то, закрывает-открывает глаза, сосёт соску и бутылочку (делает настоящие сосательные движения ртом). Есть ещё модели, где надо менять подгузники, но я по этому пока соскучиться не успела :). Но вообще, мне кажется, доча оценит этот подарок в полной мере только лет так через несколько (если до этого времени кукла доживёт 🙂 ).

Не мала баба хлопоту…

Ох уж этот Дедушка Мороз, он-то подарил сыну на Новый год радиоуправляемый корабль и улетел на оленях к себе обратно на север, а нам теперь ходи, ищи по окрестностям пруды и заводи, таскай этот агрегат везде за собой (а он 70см в длину!), и потом запускай его, каждый раз молясь, чтобы он не застрял в камышах, не перевернулся, не накрутилась тина на гребной винт, и не села батарейка на середине пруда.

ship

ship3

Ну ничего, мы уже начинаем обрастать опытом. Например, если рядом с прудом выгуливаются собаки в больших количествах, то это не лучшее место для запуска. Собак не смущает около-нулевая температура воздуха и они не задумываясь зайдут в воду, если на кону — странная жужжащая штуковина, которую можно ухватить зубами (хорошо, что плавает корабль всё-таки быстрее собак 🙂 ).

ship2

Оказалось, не одни мы тут такие «гики» (от слова geek 🙂 ), есть целое серьёзное сообщество взрослых дядей, не наигравшихся в детстве увлекающихся радиоуправляемыми кораблями, и они только ради одного этого строят специальные пруды и наносят их на карту (причём один из них, совершенно случайно, оказался в 10-ти минутах езды от нашего дома, хотя вообще их не так уж много по всей Англии). Вообще, этим мне нравятся англичане, у них есть столько разных бесполезных милых хобби. Есть, например, куча народа, увлекающихся модельками старых паровозов. Они специально собираются каждые выходные, чтобы ремонтировать и поддерживать крохотные паровозики в рабочем состоянии, которые ездят на настоящем угле! А есть и дядечки, которые исключительно на собственном энтузиазме поддерживают в рабочем состоянии старые железные дороги с настоящими историческими паровозами. Каждые  выходные им не лень волонтёрить, причём работа многих далека от романтики — кто-то, например, моет туалеты на станциях или красит забор вдоль железной дороги, кто-то продаёт билеты пассажирам и т.д.

trains

О вреде быстрых углеводов

Попали мы недавно на интереснейшую выставку старых и современных пожарных машин, в которые можно было залезть внутрь, примерить на себя настоящие пожарные каски, фотографировать и т.п. Все пацаны вокруг прыгали от счастья, а наш Егорыч… сидел и флегматично жевал сладкую вату, которую угораздило нас купить прямо перед этой выставкой. И отказывался идти смотреть на машины — ему было и так хорошо, вместе с этой ватой. Мне это покоя, конечно, не давало, потому что я же знаю, как мой сын обожает всё, что связано с пожарными, техникой и т.п. К счастью, нашими общими стараниями сладкая вата быстро кончилась, и тогда сын буквально побежал вприпрыжку залазить в пожарные машины, изображать из себя пожарного и т.п.

 

Ещё Егорке интересно было посмотреть на работающие шлюзы на реках. Мы это долго обсуждали, читали про них, он долго этого ждал, и вот в один из пасхальных выходных мы поехали за тридевять земель, в городок Виндзор, где сели на кораблик, который проходит настоящие шлюзы на Темзе. Но… пока мы плыли по речке, Егорычу стало скучно и он стал играть в компьютерную игру на папином телефоне. А когда подошли к шлюзу, сын решил, что игра ему интереснее, чем смотреть, как наш корабль заходит в шлюз, как за нами закрываются огромные ворота, как в шлюзе поднимается уровень воды, поднимая наш корабль наверх… Пришлось отобрать телефон, тогда к сыну вернулась здоровая любознательность :).

 

В связи с этим подумалось, что компьютерные игры, как и быстрые углеводы для мозга — это быстрый всплеск удовольствия без затрачивания особых усилий. И где-то на эволюционном уровне у человека «зашита» эта тяга к лёгкому получению дефицитного ресурса (сахара / информации / т.д.). Именно поэтому у нас дома уже 8 лет как нету телевизора, и, судя по всему, никогда не будет компьютерных игр и прочего. Ибо не надо искать сокращёнку там, где её нет :).

Суисеки

Когда-то лет 9 назад, живя в Америке, я на какое-то время ненашутку увлеклась японским искусством суисеки. Уже не помню, с чего началось, кажется на выставку какую-то сходили, после чего у нас дома завёлся маленький бонзай. К тому же недалеко от Чикаго был чудесный японский садик, куда мы часто наведывались (аналогов которому я так и не нашла в Англии, увы 🙁 ). В принципе, к Востоку я всегда дышала неровно, так что дополнительных аргументов мне было не нужно. Даже пыталась когда-то учить язык, правда не японский, а китайский :).

В то время мы часто ходили по берегам озера Мичиган и искали правильные экземпляры каменюк для моих суисеки. После переезда из штатов большинство артефактов утерялось, и остались они только в редких фотографиях:

siuseki2

Но недавно я вспомнила об этом своём увлечении снова. Как-то так получилось, что в течение короткого времени этой весной мы сходили на выставку моделек железных дорог (где миниатюрных ландшафтов было в изобилии), потом съездили в миниатюрную деревеньку с игрушечными домиками в графстве Букингемшир и т.п. Об этих поездках я ещё, вероятно, здесь напишу, а пока решила вспомнить для самой себя то, чем я увлекалась 9 лет назад и теперь надеюсь воскресить это искусство уже на новой волне, в плане проведения досуга с детьми (тем более, что на этих выставках я немного прикупила себе расходных материалов).

siuseki3

Не уверена, что это классическое суисеки, поскольку «суисеки» — это искусство аранжировки камней (то есть просто стоит живописная каменюка на подставке), причём камни обязательно должны быть не обработаны человеком. Хотя, в некоторых определениях суисеки это и искусство создания миниатюрных ландшафтов. Так что, будем называть всё это так (тем более, других ругательных японских слов я всё равно не знаю  🙂 ).

Жизнь идёт…

Ника: — Я хочу переодеться, помоги мне, брат
Егорка: — А зачем тебе переодеваться?
Ника: — Я хочу быть красивой
Егорка: — Ты и так красивая. Или ты хочешь быть как принцесса?
Ника: — Да, хочу!
Егорка: — Ну тогда ладно, давай помогу…

Всё бы ничего, но этот диалог я слушала сегодня утром, не вставая с постели. Дети наши встали сами, тихо вышли из комнаты, пошли в соседнюю комнату переодеваться из пижам в домашнюю одежду. Сами достали одежду с нужных полок, сами переоделись, после чего пошли играть вниз сами в свои игрушки. О боги, неужели я дожила до этого момента? 🙂

А тем временем нашей прынцессе вчера исполнилось два с половиной годика. Егорычу, соответственно, 4.4.

Школа выбрана

Ну что ж, пришли результаты из местного муниципалитета — мы попали в первую школу в нашем списке предпочтений. Это, конечно, не случайность, мы специально селились в её зоне покрытия, но всё равно от души немного отлегло. Теперь до сентября о слове «школа» можно временно забыть.

Как скоротать долгую поездку

Обычно во время длительных переездов Егорыч пытает меня сказками про Ваню — я должна на ходу сочинять тысячу и один сюжет из жизнеописания вымышленного мальчика Вани. Но воображение у меня работает так себе, и, честно говоря, я быстро сдуваюсь. Зато недавно нашла другое занятие для долгих поездок, более приятное и полезное. Однажды на заправке Егорычу вдруг стало интересно, зачем папа пошёл в магазин после заливания горючего в бак? Я объяснила, что за бензин надо заплатить. А зачем за него платить? Начали обсуждать смысл денег, потом у нас естественным образом пошла тема про натуральный обмен в древности, дальше были кочевые и оседлые народы, потом про археологию и антропологию, даже как-то завернули разговор про осадочные породы и отпечатки древних моллюсков… а потом мы приехали на место :). Не уверена, что Егорыч что-то запомнил из данного разговора, но капля камень точит. Да и я, честно говоря, по приезду была в гораздо более адекватном состоянии, чем после сказок про мальчика Ваню :).

Экзамены в 4 года

Всё-таки надо быть оптимистом. Вот казалось бы, разве может быть что-то хуже в плане детского образования, чем начинать школу в 4 года? Оказалось, что может! Со следующего года в Англии плюс ко всему введут экзамен для 4-х леток, поступающих в государственные школы (на этом месте должно было быть много нецензурных слов, но их вырезала цензура в лице меня). Мало того, что де-факто обязательный возраст начала школы в Англии не 5 лет, как говорится в законе, а 4 года. Так ещё и детей зачем-то будут тестировать в самом начале учебного года — проверять счёт, алфавит, и какие-то другие показатели… Зачем всё это — не понятно. Ребёнок и так стрессует в начале первого учебного года, плюс я думаю в таком возрасте может стать проблемой даже сама попытка сосредоточиться на время теста и понять, чего от тебя хотят взрослые. Официальное обоснование этого теста — чтобы потом отследить прогресс ребёнка по окончанию начальной школы. Но что они берут за baseline? В 4 года большинство детей ещё не умеют вменяемо читать, ну считают до 10-20 в лучшем случае, ну и? Наши дети так вообще получат ноль баллов на этом «тесте», просто потому, что не поймут, что от них хотят эти чужие тётки, балакающие на непонятном языке (Егорыч мне так и сказал — в садике воспиталки все непонятливые, не понимают, когда я им что-то говорю 🙂 ).

Сейчас, кстати, и так есть экзамены для четырёхлеток, только при поступлении в частные платные школы (у нас одни знакомые так провалили 4 экзамена и попали только в пятую школу — где-то недостаточно хорошо рисовали на экзамене, где-то ещё что-то подвело). Но в частные оно понятно, им нужны хорошие показатели успеваемости, поэтому они отбирают заведомо способных детей. Но в чём смысл тестирования  в гос. школах?

Кстати показательно, что на том сайте, где я прочитала эту новость, 93% читателей проголосовало за то, что учителя должны байкотировать этот экзамен (и это, прошу заметить, высказались законопослушные англичане, которые боятся даже встать без очереди на эскалатор, не то что нарушить официальный закон). И самое печальное, что повозмущаются-повозмущаются, но и это проглотят, экзамен этот конечно же всё равно введут. Поскольку, как говорилось в фильме кин-дза-дза, «правительство на другой планете живет, родной».

А ведь скоро, кстати говоря, выборы в английский парламент. Главных партий в Англии, как известно, две (помню это ещё из уроков английского в школе, и с тех пор ничего не поменялось 🙂 ), и при всём различии в их предвыборных программах, растут они все из одного места. Не верю, что лидеры любой из этих партий когда-то учились в обычной гос. школе, вот просто не верю. Тем более, ну какие у них могут быть взгляды на образование, если сами они скоре всего учились в детстве в boarding schools, где дети с четырёх лет учатся в частной школе с проживанием и только на выходные уходят домой к родителям (мне, честно говоря, стало физически нехорошо, представив четырёхлетнего ребёнка, которого отдали в казённое место на целую неделю, причём, подразумевается, что у таких родителей есть деньги — так как стоят эти школы огого). Многие англичане воспринимают это совершенно нормально и искренне не могут понять, какая в этом может скрываться проблема. Я не родилась в Англии, мне этого не понять, и моим детям, к счастью, не надо становиться британскими политиками :). Поэтому мы просто будем тихо саботировать все эти нововведения. Нет, сдавать этот экзамен, конечно же, всё равно придётся, как минимум Нике, которая пойдёт в школу через 2 года. Просто я заранее объясню своим детям, что всё это ничего не значит, ровным счётом ни-че-го (когда-то в моём детстве меня так же «прививали» родители против чудес советской школы, а именно когда меня училка младших классов неистово ругала за плохой почерк, даже родителей в школу вызывала, мне мой отец потом сказал — «не бери в голову, не важно, как ты пишешь, главное — что ты пишешь». Вот до сих пор помню эту фразу, и до сих пор за неё благодарна.

Не-детские книги — 2

И снова о не-детских книгах. С прошлого поста прошёл почти год, что-то я совсем мало всего прочитала за это время. Вернее, читала много всего, но разрозненного, и больше статьи, чем книги (да и некоторые прочитанные книги были на не-детские темы, всё-таки жизнь идёт дальше и постепенно возвращаются увлечения, не связанные с материнством 🙂 ). Но всё-таки несколько книг запомнились (напишу, правда, о них только тезисно, так как читала некоторых из них давно и уже связного рассказа не получится):

 

Кволс Кэтрин «Радость воспитания. Как воспитывать детей без наказания». Собственно, даются ответы на этот вопрос «как» — а именно, прививать личную ответствененость ребёнка, формировать «правильную» картину мира,  работать с причиной плохого поведения. Основных причин плохого поведения всего 4: недостаток внимания -> дать ребёнку внимание; потребность во влиянии -> предоставлять ребёнку больше выбора и ответственности; месть ребёнка за что-то -> родителю нужно первому прекратить войну с собственным ребёнком и вывести отношения на новый уровень; уклонение -> перестать жалеть ребенка, помочь ему самому найти силу внутри себя. Противопоставляются авторитарный и демократичный подход к воспитанию, опять-таки много всего про безусловную любовь и про вред наказаний. Немного про то, как разруливать драки между детьми (не заступаться ни за одного из детей, озвучить происходящее между ними, признать их право на злость, помочь им договориться, поместить детей «в одну лодку» —  чтобы они оба были ответственны за конфликт и его разрешение). Ну и извечная истина, что поведение ребёнка — это как индикатор эмоционального состояния родителя.

 

 

Adele Faber «Siblings without rivalry» (Адель Фабер «Братья и сестры. Как помочь вашим детям жить дружно» ) — много воды, как принято в англицких книгах, но читается легко. Основная идея — то же «активное слушание». У Гиппенрейтер, в принципе, эта тема раскрыта лучше, но зато в данной книге много примеров из жизни, поэтому познавательно. Ещё понравилась идея, что в активном слушании нужно не просто вторить словам ребёнка, а формулировать то же самое, но в более конструктивном ключе, чтобы обсуждение шло куда-то дальше (например: ребёнок говорит вам «я не люблю мальчика Ваню». Надо не просто вторить ему «о да, я тебя понимаю, ты не любишь его», иначе эта фраза может войти в бесконечный цикл повторений :), лучше сказать что-то вроде «тебя расстраивает, что Ваня забирает у тебя игрушки», ну и т.п., вывести ребёнка на какой-то новый уровень понимания его собственной проблемы). Не сравнивать детей внутри семьи, не пытаться давать им всё поровну — лучше, каждому по потребностям. Не помещать детей в определённые роли, так как это «фиксирует» ребёнка внутри его роли («отличник», «двоечник», «задира», «жертва», «талантливый музыкант» и т.д.). Причём, плохи как отрицательные роли, так и положительные, так как они вызывают зависть других детей внутри семьи и повышают тревожность у самого ребёнка (а вдруг не буду соответствовать? а меня тогда перестанут любить? ну и т.д. — вообще, могу подтвердить на своём опыте, что да, «положительные» роли они совсем не положительные для ребёнка). Если у ребёнка что-то не получается (там рассматривается крайний пример — ребёнок-инвалид), фокусироваться не на его слабости или жалости к нему, а на том, что он может делать.

Кстати говоря, «активное слушание» работает. Причём, испробовано c обеих сторон: как с «классической» стороны, когда я «активно» слушала детей — как минимум один раз с Егоркой успешно обошли назревавший конфликт таким образом. Так и неожиданно сработало с другой стороны. Как-то я была ужасно разбитая и уставшая под конец дня, пыталась быстро закончить домашние дела и уже была в предвкушении, как сейчас сяду на диван, к интернету… как вдруг Ника, игравшаяся на кухне с водой, разлила полный таз воды на пол, забрызгав всё что можно — шкафчики, стиралку, полки. Свои эмоции тут я опущу :), хорошо что ко мне вовремя подошёл Егорыч и участливо так сказал «мамочка, ты расстроена, что тебе придётся теперь всё это убирать, да? Ника напроказничала и добавила тебе работы«. Ясное дело, убирать мне всё равно пришлось, но честно говоря, после того, когда хотя бы один человек «проговорил» мои чувства и показал мне своё понимание, негативных эмоций у меня почти не осталось и даже появились силы работать дальше :).

 

Peter Levine, Maggie Kline «Trauma-proofing Your Kids: A Parents’ Guide for Instilling Joy, Confidence, and Resilience» (не нашла её в русском переводе, наверное называлась бы как-то вроде «Как сделать ваших детей устойчивыми к травме») — книга сложная, но нужная. Собственно, в названии уже всё сказано — как сделать так, чтобы травматические ситуации в жизни ребёнка не вылились для него в долгоиграющие психологические и физиологические проблемы. Причём, не надо думать, что травму наносят только страшные-ужасные события. Долгосрочную психическую травму ребёнку могут нанести и «обычное» падение с горки на детской площадке,  и смерть домашнего питомца, и какая-нибудь рутинная медицинская процедура (по поводу медицины основные советы таковы — ни в коем случае не привязывать детей к кровати в больнице, особенно когда ребёнок находится в состоянии стресса, не погружать в наркоз в стрессовом состоянии, и обязательно быть рядом с ребёнком, когда он отходит от наркоза — именно это три «кита» основных детских психологических травм, связанных с врачебными вмешательствами). А вообще основная идея книги: травма — это повреждение наших границ, боль — это неотъемлемая часть жизни, и искусство не в том, как эту боль избегать (иногда даже её не надо избегать, а наоборот, надо прожить), а как возвращаться обратно в исходное состояние, как пружина или маятник. Стрессовые переживания всегда остаются в теле, на уровне блоков и зажимов, и будут там оставаться, пока энергия этих негативных переживаний не будет переработана осознанно, даже если само переживание уже давно забылось на уровне сознания. «Время лечит» — не всегда работает, увы. Лечит только осознанное «поднятие» этих переживаний из подсознания и позитивная проработка их. Ключ помощи ребёнку после стрессовой ситуации — сначала надо самому взрослому совладать со своими чувствами, чтобы для ребёнка быть «надёжной гаванью». А для того, чтобы самому справиться с собственными эмоциями, надо различать ощущения в твоём теле. Лучше потренироваться сначала в спокойном состоянии, прислушаться, что в данный момент происходит в каждой части твоего тела, потом представить какую-то стрессовую ситуацию, опять проанализировать «ответ» твоего тела (где присутствует напряжение, как именно оно ощущается — как покалывание, жар, холод и т.д.), потом представить радость, и следить, как изменяются ощущения. Ну и потом через то же самое провести ребёнка — через ощущения в его собственном теле. Ещё в книге немного раскрывается работа с травмой через игру и творчество. В общем, книгу очень рекомендую. Сама я осилила её только в несколько подходов, которые предпринимала в течение полугода или что-то около того. Просто книга такого плана не может читаться легко по определению. Но информация важная, предупреждён — значит вооружён.