Школьные поездки

Несколько раз в году в английских школах бывают «trips» — поездки/походы куда-нибудь, начиная от местных магазинов, библиотек и церквей, до похода в лес, поездок в лондонские музеи и на аттракционы, и даже летом на пляж (а у старшеклассников — то есть у 10-11-леток, а то и раньше, бывают и поездки с ночевкой).

Тридцать детей in the wild, это, конечно, не для слабого духом взрослого, поэтому для таких поездок обычно зовут несколько родителей в помощь. Каждому родителю назначают группу из 6-ти детей, правда, по правилам школы, твоего ребенка в этой группе быть не должно, и вообще тебя могут попросить сопровождать класс не твоего ребенка, а параллельный, который едет в тот же день.

Егорка меня все упрашивал поехать с ними в поездку, но у меня всегда был аргумент в виде Ники, которую не с кем было оставить дома. Но Ника пошла в школу, и аргументов у меня не осталось. Тем более, к четвертому году обучения, у остальных родителей из нашего класса энтузиазм иссяк, и обычно перед каждой поездкой учительница слёзно выпрашивала «пожалуйста, если кто-то из родителей всё-таки сможет с нами поехать, я буду очень благодарна!»

Первая моя поездка была с Никиным классом на ферму.Один мальчик-китаец из вверенной мне группы заснул прямо на ходу. Я даже не сразу заметила — вроде он шёл, просто медленнее обычного и спотыкался о разные предметы.  Оказывается, он шёл с закрытыми глазами! Остаток дороги я его тащила за руку по направлению к автобусу, мимо блеющих баранов и мычащих коров 🙂 .

С Егоркой, думала, будет проще, там уже не 4-летки, а вполне себе «взрослые» младшие школьники. Но и проблемы, оказалось, уже более взрослые :). Например, дети должны были идти строго парами (в течение 40 минут!), а с одной девочкой из нашей группы никто не хотел становиться в пару. Я сама взяла ее за руку, но тогда у одного мальчика не хватило пары, и он встал к другому мальчику. И тогда у одной девочки не осталось пары. А потом кто-то захотел встать в пару с детьми из другой группы. Аааа! Потом оказалось, что у всех детей разная скорость ходьбы (особенно это стало заметно, когда мы шли обратно в течение 30 минут от станции до школы, после долгого утомительного дня!). Мой телефон возрадовался, конечно, что я находила за этот день 15 тысяч шагов (из которых 2/3 под проливным ледяным дождём, так что я бы себе приписала еще пару тысяч с чистой совестью 🙂 ), но у меня уже просто иссякла фантазия, как мотивировать некоторых детей идти дальше, они медитировали на ходу — останавливались посмотреть на проезжающие поезда, или решали исследовать на глубину окрестные лужи или просто замедляли ход почти до нуля, почти не слыша кричащих им вокруг взрослых.

 

И это я еще не ездила с ними на пляж прошлым летом. Мамы, которые ездили, говорили что это было большое ой. Вообще, учителя обещали, что все дети просто «немного помочат ножки в воде, максимум по щиколотку», но в реальности 120 детей ринулись в море купаться, все разом (причем, да, некоторые из детей плавать не умеют, конечно). И в задачу наблюдающих родителей входило убедиться, что из воды вышли те же 120 детей, что и зашли туда.

 

С Егоркиным классом в этом году мы уже ходили на древне-римскую виллу (я, честно говоря, сама узнала много интересного о периоде римской «оккупации» Британских островов, увидела как выглядел наш район в те времена — а никак он не выглядел, на месте Егоркиной школы было пастбище для животных, а на месте главной дороги — река 🙂 ), потом ездили на поезде в индуистский храм. Думала, в храме не будет ничего интересного — что я, не была что ли в индуистских храмах, я в Индии жила почти пол-года. Но всё-таки было довольно интересно, священник рассказывал, как проходит его обычный день (а встаёт он в 3 часа ночи и два часа читает мантры), даже провёл для детей простую «пуджу» — религиозный обряд.

Порадовало, что Егорка спросил священника вполне осмысленный вопрос «а как вы узнали, что ритуалы нужно проводить именно таким образом?», на что священник указал на «Бхагават-Гиту» (он вообще на половину вопросов отвечал, отсылая к этой книге — а вопросы были, надо сказать, по большей части интересные, и вообще дети, как оказалось, знают об индуизме гораздо больше нас, взрослых — они сейчас как раз проходят эту тему в школе). Потом часть детей задействовали в костюмированном представлении, разыгрывающем один из эпизодов религиозного эпоса индуизма. В конце всем желающим бесплатно выдали книгу вегетарианских рецептов.

Бабулька в поезде стала расспрашивать меня, какая эта школа, и куда мы едем. Когда я сказала ей «в индуистский храм», на лице ее отобразилась крайняя степень удивления. Я так понимаю, что эти поездки специально организовывают для того, чтобы прививать религиозную терпимость с малолетства — в прошлом году они ходили в христианскую церковь и в синагогу.

 

Но всё началось потом. Я, честно говоря, была уверена, что всё, что рассказал индийский священник, в одно ухо сыну влетело, в другое вылетело, ну или максимум сын воспримет это как сказку (так как восточные учения и взрослому нелегко понять, не погрузившись в нирвану). Но Егорка всерьез задумался об основных постулатах индуизма и стал меня закидывать вопросами (хорошо, что они еще в индуистский храм сейчас ходили, а не в мечеть или в синагогу — в плане восточных религий я хоть еще более-менее просвещена). В общем, пришлось все-таки в конце концов признаться ему, что природа всего пуста :). Тут у нас завязался нешуточный спор, так что следующий день, пока он был в школе, мне пришлось провести за изучением восточных учений, чтобы быть подкованной ко второму раунду нашей беседы. И оживленные споры у нас продолжались еще добрых несколько дней. Вспомнились горячие духовные «разборки» в тибетских поселениях в Индии, которые я наблюдала в прошлой жизни (лет так 15 назад 🙂 )

bud

Я кстати пыталась летом найти на озоне какую-нибудь книжку для детей про основные мировые религии (ну, в плане расширения взглядов на мир), но, увы. Есть, конечно, Библия для детей (и ее мы уже прочли раз несколько — Егорка одно время просто не мог оторваться, так ему было интересно), но на этом всё. Есть еще, вроде, про ислам для детей, а вот с восточными религиями — пусто. Хоть самой пиши (был бы у меня писательский талант, может и написала бы — такая ниша свободна!).

Болеть по-английски

Оказывается, бывает и так. Егорка остался дома с температурой — ну, вернее, как остался, всё равно пришлось в первый день тащить его с собой, когда я отводила Нику в школу, благо что до школы нам 5 минут пешком (так как оставлять ребенка в Англии дома одного до лет 10-11, даже на 5 минут — это страшное ни-ни!, а все мои подруги живут не в нашем районе, и никто бы уже не успел зайти за Никой в последнюю минуту, когда я обнаружила, что у Егора температура). И вот он, проходя мимо своего класса, грустно вздохнул «эх, жаль что я не пойду сегодня в школу, я буду скучать по своим друзьям… а так бы сейчас зашел в класс, сел на своё уютное местечко…» Кхм, я вспомнила себя-школьницу. О, какой нереальной радостью для меня было пропустить хотя бы один день школы, эта радость даже не могла затмиться уколами и прочими процедурами, которые приходилось иногда терпеть во время болезни. А уж пропустить школу из-за экзамена в муз. школе — это вообще был вселенский праздник!

На третий день болезни, Егор, правда, немного обвыкся с домашним существованием и наоборот стал упираться всеми возможными аргументами, когда я поставила его перед фактом, что ему придется идти сегодня в школу. Дело в том, что здесь нет фиксированного «больничного», продолжительность которого определяет врач, как было в нашем детстве. Обычно в «легких» случаях, то есть когда в наличии «просто» температура 40 и особых симптомов нет, как у нас, к врачу вообще не идешь, чтобы не отвлекать его от работы своим «неопознанным вирусным заболеванием», и в школу являешься тогда, когда сам решаешь, что твой ребенок достаточно здоров для того, чтобы просидеть в классе 7 часов (и тут надо соблюсти баланс, чтобы не пропустить слишком много учебных дней, так как если посещаемость опустится ниже 92% или чего-то вроде того, потом не оберешься проблем с разными контролирующими органами).

Егор все-таки убедил меня не отправлять его в школу на этот третий день (я честно говоря колебалась — 37.8 вроде для нас не аргумент, но в школе температура может подняться, и как показывает практика, никто из учителей на это внимания не обратит и мне не позвонит, поэтому поразмыслив, оставила его все-таки дома). Единственным моим условием было, что сегодня никаких мультов и прочего, и мы проводим день в режиме школы — то есть одно часовое занятие, потом 15 минут перерыв и так до 15:30. И как ни странно, мы провели на редкость плодотворный день — один час Егорыч читал энциклопедию на английском и потом пересказывал мне то, что оттуда вынес. Час мы занимались с ним географией (и дошло до обсуждения научности теории Дарвина и прочей философии 🙂 ). Потом он делал школьный проект — описывал 2D и 3D формы, встречающиеся в нашем доме. Потом мы смотрели программу National Geographic про Бермудский треугольник, потом занимались математикой, потом учили наизусть английский стих. Потом Егор читал по-русски художественную книгу и мы обсуждали с ним характеры героев. И уже после прихода Ники из школы ещё час занимались русской грамматикой (я сейчас занимаюсь русским с детьми сама, в основном по техническим причинам, но и не только — похоже, во мне где-то умер учитель 🙂 ).

Неплохой такой день получился, я более чем уверена, что за сегодня он узнал больше, чем за неделю, проведенную в школе (на самом деле, мамы детей на домашнем обучении так и говорят, что достаточно одного часа качественных занятий каждым предметом в неделю, чтобы опережать школьную программу). Я даже задумалась о том, что домашнее обучение это наверное очень даже не плохо, но сразу прогнала от себя эту мысль туда, откуда она пришла :).