Эффект бабочки

«Взмах крыла бабочки на одном континенте может вызвать землетрясение на другом» — такая вот она суровая, теория хаоса. А вот этот хаос в действии, в отдельно взятой семье:

У меня начали выпадать после родов волосы => Ника их стала проглатывать => у Ники стал болеть животик => мы почти перестали гулять, так как она постоянно плакала => Егорка стал лезть на стену, сидя дома => отправила их с папой в воскресенье в детский спортзал, чтобы выгулять Егорку => Егорка подцепил там вирус => от Егорки заразилась Ника => я несколько ночей не спала больше 2-3 часов из-за Никиного плача и температуры => срубило от усталости уже меня, и я торжественно загремела в больницу.

 

Этот ряд, наверное, можно продолжить и дальше, причем в обе стороны, но надеюсь на этом он остановится :).

Пятничный happy hour

Косит наши ряды — сначала скосило Егорку с соплями и со средненькой такой температурой 38.8 (пишу это, увы, без всякой иронии, это действительно для нас не температура, а так. Потому что обычно если Егорка болеет, то болеет без шуток, с +40 и выше). Ну ладно, это так мы «отметились» в игровом спортзале для деток, где видимо и подцепили бациллу.

Ника решила не отставать от братика. Те же сопли, нытьё, температура (хорошо, хоть всё это с разницей в 2 дня от Егоркиных симптомов, а то было бы два больных карапуза на одну меня).

Ну простуда как простуда, пару бессонных ночей, одна доза парацетамола и вроде как проехали. Но вчера к вечеру Ника стала вопить истошным криком, просто жутко вопить. Я уже знаю толк в детском плаче и могу отличить рядовой плач (даже от тех же колик) от такого. Орала 2 часа без передышки, не помогало ничего — ни кормёжка, ни звук кухонной вытяжки, ни укачивания, ни даже чудодейственный эрго-рюкзак. Честно говоря, стало страшно (благо, я начиталась около-медицинской литературы за 2 года родительства выше крыши, и фантазия на тему диагнозов работает хорошо). Сначала хотели просто вызвать частного врача на дом, но через 2 часа такого ора я поняла, что терпеть еще 2-3 часа не смогу.

И пошли набирать первый раз в жизни телефон 999 (наша «служба спасения» — пожарные, полиция и скорая). Вообще, надо сказать, что вызов скорой в Англии и вызов скорой на Украине имеют принципиально разные значения. В Англии это реально событие, потому что ее не вызывают, когда просто кому-то плохо и т.п., а только если жизни человека что-то действительно угрожает. Но вроде как у младенцев понятие этой угрозы шире, поэтому мы решили все-таки вызвать. Трубку подняли тут же, никаких гудков, ожидания и т.п. Сразу в двух словах сказали суть проблемы и адрес, и скорая уже выехала, пока Серега под истошный крик Ники продолжал еще 5 минут общаться с оператором. Пообещали, что приедут в течение 45 минут, но реально машина приехала через 10 (вообще, 45 минут для реально жизненно опасных ситуаций — это жуть, конечно). Пришли две женщины — одна парамедик, вторая водитель (и очевидно так же или врач или сестра по совместительству). К их приезду Ника по закону жанра кричать передумала и только мило хлопала глазками в ответ на пристальное внимание к своей особе. Но не зря же скорая приезжала — раз уж их вызвали, потащили нас в больницу (да, здесь скорая выполняет скорее роль «медицинского такси» — на дому они помощь почти не оказывают, просто перевозят в ближайший госпиталь). При этом бедную Нику раздели до памперса, чтобы снизить температуру, и понесли в таком виде в машину скорой (а на улице температура минусовая и жуткий ветер, брр, хорошо хоть еще одеялком прикрыли). Ехали не интересно, мигалки не включали и плелись в вечернем трафике (я еще тогда не подозревала, что через два дня после этого я поеду в скорой уже как положено, с мигалками, и одна…).

По приезду в больницу попадаешь в то же приемное отделение неотложной помощи, куда приходят своим ходом страждущие. И дальше — ожидания, ожидания, пересказывание всем одного и того же, и снова — ожидания.

Реально в кабинет врача мы вошли почти через 2 часа от момента вызова скорой. «К счастью» к тому времени Ника опять стала выть белугой, и не пришлось объяснять врачу смысл нашего визита. Врач согласился, что так орать не должны даже младенцы, и предложил взять анализы. Взяли кровь из вены (из кисти) и велели сидеть ждать результат и наблюдать. Наблюдали мы 2 часа, бедный ребенок так устал, что уснул в это время прямо на кушетке под яркой лампой. Через 2 часа врач принес новость — в одном из анализов ничего крамольного не выявили, а другой… другой потеряли или испортили! «Успокоил», что так бывает у них раз в 3-4 дня и нам просто не повезло (ну да, в отделении детской неотложной помощи, потерять анализ крови, действительно, что тут такого — ох, как же я права, что отказалась рожать в этом госпитале!). Правда, сказал, что повторно брать кровь уже не будем — первый анализ в норме и ребенок вроде как в  порядке. На том и отпустили домой. Что это было и чего Ника взбунтовалась, так и не поняли (может, животик, а может и что-то еще). Врач завершил наше общение традиционной мантрой всех английских врачей: «видимо, какой-то вирус, подождите и всё пройдёт». Ох, сколько часов мы провели в разных очередях и больницах с Егоркой только ради одного этого «диагноза».

Дальше был квест добраться до дома. Тут я поняла, что второпях, пока мы уезжали на скорой, я как-то не подумала, что нам придется возвращаться, и для Ники теплых вещей не взяла, то есть совсем. Всё что у меня было — то же одеялко и… моя куртка, которая в случае необходимости превратилась бы в конвертик для Ники. А на улице валит снег… Муж дома, приехать не может, укладывает Егорку на сон. Мобила у меня разряжается… красота. К счастью, на мобиле оказался номер такси, а продолжение, как я ехала, уже писала тут.

 

26/02/2013 | Опубликовано в : Здоровье | Комментарии закрыты

Мульты

Единственный способ удержать Егорку в течение 10 минут на одном месте (мы, конечно, не берём в расчет негуманные и непедагогичные методы 🙂 ), и чтобы при этом он не издавал оглушающих звуков сирены — это поставить ему мульт на компе. Поэтому хорошо это или нет, но мультики у нас — это залог спокойного укладывания Ники на сон :).

Обычно происходит так. Готовлю всё тщательно ко сну, одеваю слинг в то время, пока загружается комп, в последний момент нажимаю кнопку «старт» и убегаю на кухню танцевать под вытяжкой. Всё, у меня есть ровно 9/10/11 минут, сколько там длится конкретный мультик, чтобы убедить Нику спать. Ах, да, еще поставила специальную программу на компе — блокиратор клавиатуры, чтобы Егорка случайно не нажал на какую-нибудь кнопочку в моё отсутствие и не остановил показ, а то бунт гарантирован (эх, жаль, что эта программа не предохраняет от случайного разлития на клавиатуру воды и т.п. 🙂 ). Скоро, правда, алгоритм этот придется менять, так как Ника медленно, но верно вырастает из слинга, и он уже перестает действовать как сильнодействующее снотворное.

 

Мультики смотрим в основном про машинки, паровозики, трактора, и редкие не-машинной тематики — «Осторожно, обезьянки», «Три котенка» и т.д. Сейчас из фаворитов корейский мультфильм про автобусы. Названия не знаю, вернее, знаю, если кому-то это о чем-то скажет — «꼬마버스타요. 하나 누나의 외출»  :). Интересно, а реально для ребенка выучить хоть немного язык, только глядя мультик на неродном языке?

 

К сожалению, учитывая интересы Егорки, мультики почти все не русские (хотя стараюсь найти хотя бы с русской озвучкой). Озадачивает даже не то, что не русские, а то что не детские они. Ну не детские, не наши это добрые советские мульты. Кстати, заметила отличительную особенность — в заграничных мультиках почти всегда есть закадровый монолог, чего почти никогда не было в наших старых мультах, притом монолог этот иногда совсем не детский: «но у овец было своё мнение по этому вопросу» — прямо как сводка с какого-нибудь митинга.

Егорка, кстати, уже знает слова «реклама» и «титры» и просит их перематывать.

Роды-2

Многие мои знакомые обещают написать об истории своих родов, и вслед за этим следует только священное молчание… И, в принципе, понятно, почему. Я сама такая, про первые роды вроде собиралась что-то написать если не в интернете, то хотя бы друзьям в привате, да так и не собралась. Про вторые уже и не обещала — всё-таки это личное. Но все-таки многие спрашивают, как в Англии проходят роды и т.п. Поэтому решила, что лучше написать хоть что-то, чем не написать вообще.

 

Сначала по поводу 9-ти месяцев до родов. В этот раз не надо было никаких тестов, чтобы понять, что очередной карапуз на подходе :). Я снова погрузилась в мир запахов. Разница только в том, что в этот раз кухню стороной обойти не получалось — надо было готовить еду как минимум старшему карапузу, и еще делать вид, что это вкусно. Хуже всего то, что токсикоз совпал с тем моментом, когда Егорка только-только начал самостоятельно ходить на улице — т.е. надо было за ним везде бегать, его поддерживать, рисовать на коленках зеленкой и т.п. А может оно и к лучшему — не было времени раскисать :).

 

В этот раз сразу зарегистрировалась в «правильном» госпитале (про мои поиски в прошлый раз можно почитать здесь). В принципе, обычно выбирают госпиталь по месту жительства, но по месту нашего жительства госпиталь ужас-ужас. Акушерок здесь видишь редко — раз в месяц-полтора, а докторов не видишь вовсе, если беременность протекает без серьезных осложнений. За месяц до родов акушерка вообще удивленно спросила: «а чего вы к нам сегодня пришли? пока роды не начнутся, можете к нам больше не приходить» (и это при том, что я у них проходила как «high risk pregnancy» — беременность с высоким риском… ну не знаю риском чего именно, но чего-то явно не хорошего 🙂 ). В этот раз я в принципе и не стремилась видеться с докторами чаще — во-первых, алгоритм беременности уже более-менее понятен — чего когда из витаминов и добавок пить, сколько будет длиться токсикоз (бррр!), когда предстоят плановые УЗИ (их тут 2 или 3 за всю беременность) и т.п. Во-вторых, тратить кучу времени на то, чтобы доехать в госпиталь, просить Сережу отпроситься на пол-дня с работы, чтобы посидеть с Егоркой — и всё ради того, чтобы с тобой поговорили по душам и померили давление?

В умных книжках пишут, что отношения с акушеркой, которая будет принимать роды, надо строить серьезно и заблаговременно. Я в принципе не против, только так и не поняла, с кем именно их строить :). Врачи/акушерки здесь меняются чаще, чем погода в Лондоне. Я за все 9 месяцев ни разу не разговаривала с одной и той же акушеркой — каждый раз на приёме попадала к разной. На родах у меня поменялось 4 акушерки — просто заканчивалась смена одной и на ее место приходила новая. К слову, об уровне мед.персонала: двое из этих акушерок доверия особо не вызывали, но зато другие две (причем, обе черные) — были настоящими профессионалами своего дела (так же как и врачи, иногда забегавшие к нам в комнату). Повезло, что собственно сами роды принимала хорошая акушерка (и еще одна студентка в придачу, и это кстати были ее первые роды 🙂 ).

 

Вообще, со второй беременностью я заморачивалась меньше — иногда вообще едва ли за целый день вспоминала, что  беременна. Реакция знакомых тоже была более чем сдержанная — если во время первой все спрашивают, как себя чувствуешь,  поздравляют (да, здесь народ не суеверный, даже обычно празднуют предстоящее появление ребенка еще до его рождения) и т.п., то сейчас как будто ничего и не поменялось. Мы с Серегой вообще невольно играли в партизанов и о нашем предстоящем пополнении знали всего несколько человек, включая родственников. В остальном всё было как прежде — место в транспорте не уступали (причем даже когда я стояла беременная с Егоркой на руках), на сон клонило со страшной силой и т.п.

 

Зато во вторую половину беременности началось — у меня иногда было такое ощущение, что я вообще беременна впервые :). В прошлую беременность у меня не было и половины тех ощущений и жалоб, что были сейчас. Одышка, сумасшедший пульс и т.п. — видимо, сказывается, что сейчас я стала вынужденно вести менее подвижный образ жизни, а может еще организм не восстановился после предыдущих родов, а может просто фаза луны такая была. И, да, карапуз-старший, который еще слова «токсикоз» не знал, и требовал от мамы тех же игр и развлечений, что обычно. Конечно, Егорке рассказывала, что внутри сидит сестричка, он вроде даже понимающе кивал… но думаю, он все равно не представлял, чем реально для него обернется ее появление.

 

Самый большой страх у меня был — даже не как я справлюсь с двоими (хотя идей на этот счет не было), а то, что я  недодам чего-то кому-то из детей — внимания, времени, молочка, в конце концов. С первым дитём я знала, что если будет сложно, то только мне — если надо, я выложусь и на 150% (и иногда-таки приходилось выкладываться 🙂 ). А с двумя уже приходится играть в дипломата и пытаться совместить интересы всех домочадцев.

Сережа же больше всего переживал по поводу предстоящих родов — даже посмотрели на всякий случай прием родов на дому :). Это как с вождением машины — почему-то всегда страшнее сидеть на месте пассажира, так как на месте водителя есть хотя бы иллюзия, что у тебя всё под контролем :).

Второй страх у меня появился с легкой руки одного знакомого врача —  краснуха, самое страшное слово для беременной. У меня к ней иммунитета нет (что большая редкость здесь, в Англии, так как обычно все привитые). Врачи были непреклонны «текущие рекомендации для беременных, не привитых от краснухи — избегать детские коллективы, совсем!». В игровые группы мы ходить перестали, но не появляться летом на детской площадке было нереально. Поэтому с детками мы все-таки пересекались, правда я пристально рассматривала всех кандидатов на общение с Егоркой на предмет красных пятнышек (хорошо, что только после родов узнала, что заразность краснухи начинается еще до появления пятнышек — сберегла себе пару сотен нервных клеток).

Еще врачи мне категорически заявили, чтобы я заканчивала кормить Егорку молочком в самом начале беременности (буквально прозвучало — «переставайте кормить с завтрашнего дня, иначе это может создать угрозу для вынашивания», и это при том, что Егорка кормился в  то время раз 6-8 в день). Но я посоветовалась сама с собой (и с Егоркой 🙂 ) и решила, что природа меня поддержит в этом деле, и кормила «до упора», свернула только за месяц до родов, и то потому что подумала, что дальше оттягивать нельзя — скоро появится дочка и «конкурент» в этом плане ей не нужен . Честно говоря, до сих пор не уверена, что надо было вообще сворачивать, потому что наверное потянула бы кормить и двоих, тем более мамино молочко это весомый аргумент в процессе укладывания карапуза-старшего на дневной сон.

 

И самый интересный момент — собственно роды.

Роды бесплатные, причем в отличие от Украины реально бесплатные, кошелек в госпитале мы не достали ни разу — ни до родов, ни после. Есть в Англии и платные, но они как-то сильно круто платные — около 10 тыс. фунтов. Насколько я знаю, на них не идут даже те, кто вполне могут себе это позволить — просто глупо как-то отдавать такие деньги за то, что можно получить бесплатно, а уровень медицины в хороших бесплатных госпиталях здесь на уровне (есть конечно и не очень хорошие, обычно уровень напрямую зависит от района, в котором госпиталь находится). Хотя, одни наши знакомые (русские) все-таки рожали здесь платно.

 

Я думала, что удастся скрыть в такси, что я рожаю (так как формально таксист даже может отказаться везти роженицу, а скорая здесь к роженицам вообще не приезжает), но таксист всё понял сам — зачем сильно беременной женщине в 3 часа ночи вдруг приспичит ехать в госпиталь? Впрочем, у него самого оказалось четверо детей, так что даже нашлись общие темы для разговора. В госпиталь, как оказалось, приехали  рано, врачи хотели отправить нас еще немного погулять, но узнав, что мы с другого конца города, сжалились, и выделили нам палату.

 

Комната в госпитале, где собственно и происходят роды. Мы вошли в эту комнату в 9 утра и вышли в 3 часа следующего дня, уже с маленькой Вероникой, пробыв здесь в общей сложности 30 часов (за спиной еще душ и туалет):

В комнате с нами постоянно находилась дежурная акушерка. Когда она выходила, то датчики с приборов, если они были ко мне подключены в тот момент, передавали показания в сестринскую, и если что-то шло не так, прибегала медсестра, а если совсем не так — врывалось одновременно четыре врача.

 

После родов переводят в послеродовой зал (забыла сфотографировать). Обстановка там попроще, но есть всё необходимое: кровать, кроватка малыша и стол. Всё это отделяется большущей занавеской от общего помещения и создается иллюзия отдельной комнаты. Кровать очень удобная, можно с помощью рычажка самому поднимать-опускать спинку, регулировать угол наклона и т.п. (как же такой не хватало первое время дома! 🙂 ) Еще, не вставая с места, можно включить свет, вызвать медсестру. Висел даже телевизор, где вроде бы можно было смотреть передачи и даже выйти в инет, но он не работал. Посетителям (включая мужа) можно находиться с 8 утра до 21. Есть в принципе отдельные палаты повышенной комфортности, платные, где муж может находиться круглосуточно, но ими мало кто пользуется — во-первых, их несравнимо мало по отношению к обычным, да и особого смысла в них нет.

После обычных родов остаешься в госпитале примерно на сутки, после кесарева — двое суток (все мои украинские знакомые были в шоке от последнего факта, но ведь и правда — зачем лежать в больнице неделю?). Покинуть пределы госпиталя с дитём просто так не сможешь, на ребенке прицеплен специальный тэг, снять который могут только акушерки перед выпиской. Пока лежишь, к тебе заходят по кругу: медсестры, меряющие давление и температуру, всякие консультанты, врачи, рекламные агенты и т.п. Три раза в день кормят (не бог весть что, но есть особо и не хочется).

 

Меня, кстати, чуть не привили от краснухи перед выпиской из роддома (ага, той самой страшной вакциной MMR). Я всем говорила, что мне не надо, так как это последняя моя беременность, но никто не верил :).

 

А это альтернатива больничным родам — наш местный Birth centre (я про него писала в прошлый раз). В него я зашла уже через неделю после родов, с маленькой Никой, во время планового визита к акушерке — здесь принято посещать акушерок в течение первых двух недель после родов (на самом деле акушерки тут частично выполняют и функции педиатра), на дом он приходят только первые пару дней после выписки (на заднем плане ванная, для тех, кто хочет рожать в воде):

Разница комнаты из Birth centre с комнатой из госпиталя на первый взгляд не очевидная, но на самом деле она принципиальная — в этом birth centre нет никакого серьезного мед. оборудования, так же как и врачей (только акушерки). Вплоть до того, что даже анестезию поставить не смогут, не говоря уже о каких-то осложнениях во время родов и т.п. Конечно, лучше, чем рожать дома… но всё же на любителя экстрима.
05/02/2013 | Опубликовано в : Здоровье | Комментарии закрыты

Январь

Основное событие месяца — снег! В наших краях он бывает не то что не каждый день, а даже не каждую зиму. В этот раз повезло, снег был правильный. Наконец-то Егорка поверил в существование этого явления природы, а то раньше, тыкая на картинку с заснеженной веткой, утверждал, что это просто «белая кака», которую надо стереть (теперь наоборот, тыкая на белые потёртости в книгах, говорит что это снег 🙂 ).

 

Первая версия Егоркиного новогоднего подарка — воздушный змей — благополучно вырвалась на свободу и сейчас, полагаю, уже плещется где-то в волнах Атлантики. Это уже вторая версия, с дополнительной веревкой, которую держит кто-то из взрослых:

Ох уже эти дети 21-го века — Егорке везде чудятся сенсорные экраны, на любой железяке. Он просто отказывается верить, что где-то их может не быть и что мама такая отсталая и сидит на своей старой Нокии. Эх, в мои-то годы… программируемый калькулятор был вершиной техники. А сейчас молодое поколение, которому два года от роду, уже умеет включать музыку на плеере пультом, увеличивать громкость, переключать треки и т.д. Снимает фотоаппаратом,  и еще научился разблокировать мою мобилу — вот это однозначно :(. Интересно, чем таких деток можно будет удивить лет так в 15? Да, и из экспериментов с техникой — вылил пол-бутылки воды на мой ноут (ноут героически выжил).

Когда ходим вместе гулять, сын нажимает нужный этаж в лифте (причем даже знает, какой нажимать, когда едем вверх и какой — вниз), держит двери, пока я захожу с коляской. До сих пор не верится, что мелкопуз, который год назад не мог еще толком ходить и двух слов выговорить, постепенно превращается в маленького помощника. Когда в хорошем настроении, может даже «нянчить» Нику — качает коляску, показывает ей книжки с картинками, даже пытался менять ей памперс (это, конечно, не из серии «помощи маме», а скорее из «укрепления уз между детьми», потому что маме это добавляет только растрёпанных нервов — следить, чтобы не качал коляску слишком сильно, чтобы не ткнул краем книжки в глаз сестрички, чтобы не накормил ее мёдом — а уже  пытался и т.п. 🙂 ). Вообще, конец января какое-то экстремальное время для нас. Три года назад я приземлилась на эскалаторе, год назад ходили с Егоркой в emergency по поводу придавленного дверью пальчика, сейчас Егорка накатился своей бибикой на ножку Ники (а бибика + Егорка = килограмм 30, не меньше) — к счастью, вроде всё обошлось.

Из игр карапуза-старшего вроде всё по-старому. Самый хит сейчас — пазлы, собирает сам из 4 частей (главная проблема найти все эти части — потому что они чудесным образом перемещаются в самые труднодоступные места комнаты). Стали интересны книжки-раскраски.

Егорка научился использовать сравнительную степень прилагательных: «Ника кикивая (=красивая), а Гога кикивей!»

На улице гуляем с прицепом, двойную коляску пока решили не покупать, всё равно ездить в коляске — это явно не для темперамента сына. Не знаю как у кого, но Ника, как и Егорка в этом возрасте, категорически отказывается кататься в коляске в неспящем виде, поэтому получается гулять только час-полтора, на один из ее дневных снов.

 

Егорку, помню, пытались «развивать» с самого рождения, совали ему всякие книжки под нос, даже демонстрировали, как именно надо переворачиваться на бочок :). Про Нику мы, конечно, не забыли, но все эти обучательные методы кажутся теперь слишком наивными. Меня, конечно, закидают тапками сторонники раннего развития детей, но что-то чем дальше, тем больше я убеждаюсь, что любой нормальный ребенок при нормальных условиях сам в 3-4 месяца возьмет в руки игрушку, плюс-минус в год пойдет и т.п. (кстати, на днях читала интересную статью на эту тему, по поводу обучения ребенка языку, основной вывод такой: у ребенка уже заложены в мозгу основные структуры языка, так же как у птиц, например, способность учиться летать). Ника, кстати, тому подтверждение — заниматься с ней толком времени нет, но она уже делает всё, что делал ее братик в этом возрасте (и некоторое даже раньше) — дотягивается до предметов, переворачивается на бочок, смеется и т.п.

 

У меня появился новый вид спорта — бег с коляской по району :). Егорка обычно уводит меня далеко от дома, потому что в окрестностях ему уже не интересно, он тут исследовал каждый камушек и веточку. А Ника, когда просыпается, сразу начинает громко возмущаться — вот и бежим на всех парах к дому, всем нашим табором.

 

Мое грустное открытие, что по мере взросления карапузов свободного времени становится меньше, пока подтверждается и со вторым ребенком. Сейчас бывают дни, когда у меня «свободного» времени (т.е. когда я не занималась ни одним из карапузов) ровно 5 минут за весь день — в перерыве, когда Егорка уже уснул на дневной сон, а Ника еще не проснулась (а «рабочий день» длится с 7 утра до 23:00). Конечно, день на день не приходится, но обычно если у меня есть час на себя — это большая роскошь. Но вообще приспособилась — в ванну хожу с Никой  (ставлю ее гамачок на полу, Егорка в это время спит), в воскресенье отправляю мужчин гулять и готовлю еду на несколько дней и т.п. А выходные для меня — это когда на одну маму не два ребенка одновременно, а один ( прям как в том анекдоте про отпуск: в одной фирме все приходят на работу очень рано, а уходят далеко за полночь. И вот однажды один сотрудник начал работу в 9 утра. Все переглянулись. Ушел в 6 вечера. Все опять переглянулись, но решили, что случилось что-то очень серьезное дома. На следующий день повторилось то же самое, и через день тоже. Наконец, народ не выдержал и решил разъяснить бунтарю правила игры. Тот послушал и робко сказал: — Ребята, да вы что — я же в отпуске!).