Первый, первый, я второй…

Дети взрослеют, начинают самостоятельничать, и это, конечно, есть хорошо. Только вот раньше они боялись отстать от мамы и вились за мной утятами (а я их пыталась мотивировать пойти хоть немного поиграть самим на той же площадке). Теперь же всё с точностью до наоборот — настал мой черёд боятся, что они убегут куда-нибудь за горизонт. После нескольких пробных выходов в составе меня и двух детей на фермы/в парки/детские площадки, я поняла, что как минимум старшого надо одевать во что-то яркое — красное, ядовито-зелёное или нечто подобное. Потому что распознать своего ребёнка издали в сером пятне на сером фоне окружающих детей, да ещё с моим «компьютерным» зрением, задача почти неразрешимая.

Мудрые мамы одевают на руку детям специальный ярко-жёлтый браслет. Хотя, как по мне, издали его всё равно заметить нереально. Ещё суют в карманчик бумажечку, где написано, как его зовут, телефон родителей и т.п. — чтобы мог в случае необходимости протянуть взрослым, если потеряется.

У меня, кстати, появилась идея использовать для этого какой-нибудь девайс для связи с ребёнком, вроде рации. Мобильный телефон, наверное, сын пока всё-таки в полном объеме ещё не осилит, а вот простую рацию мы уже опробовали в пределах нашего дома. Есть, кстати, и специальные браслеты с передатчиками для этих целей, сейчас как раз изучаю вопрос.

Наверное все эти разговоры покажутся кому-то из разряда «совсем крыша съехала у мамы» или «надо лучше смотреть за ребёнком» (ага, а попробуй за двоими — когда они разбегаются в разные стороны). Но так кажется только до первого раза, пока по-настоящему не испугаешься (пусть даже на пару секунд), не обнаружив своего ребёнка в пределах видимости. А у нас это время было равно 5-ти минутам, пока мы искали потерявшегося Егорку в Херсонесе. И это только для нас время испуга было равно 5-ти минутам, на самом деле ребёнок был «потерянным» в течении целых 20-ти минут! Папа думал, что он пошёл ко мне, а я была уверена, что он с папой (а я в это время укачивала Нику). При этом надо знать, что такое Херсонес — это крутые обрывы к морю, скалы, развалины, толпы туристов и адская жара. А Егорка всего-навсего пошёл искать меня… только пошёл искать на предыдущее место, где мы с ним сидели. Вообще, как показала практика, он обычно пытается идти на то место, где мы с ним были до этого. В общем, всё обошлось, но осадочек остался.

 

Диалоги-15

* * *

Егорка мечтает: — Когда я вырасту, у меня будет трёхэтажный дом, и вокруг него будет грязь
Я: — А почему грязь?
Егорка: — Чтобы я на джипе по ней ездил!

* * *

Егорка: — Мама, давай зайдём в нашу игровую группу?
Я: — Её уже там давно нет, она закрылась..
Егорка: — А мы можем тогда сходить на её развалины?

* * *

 

Егорка слепил из пластилина нечто: — Мама, как ты думаешь, что это?
Я: — Ну, наверное это червячок или змейка
Егорка: — Мама, ты не гадай, ты прямо скажи!

* * *

У нас есть вымышленный персонаж «мальчик Ваня» — герой наших с Егорычем придуманных сказок.
Егорка: — Мама, расскажи какую-нибудь страшшшшную историю про Ваню.
Я: — Жил-был мальчик Ваня, пошёл он однажды в лес и встретил там волка… <и т.д.>
Егорка: — Нет, мама, ещё страшней… Расскажи, как мальчику Ване помыли голову!

* * *

Подружка Егорки: — Егорка, ты можешь взять это пёрышко и загадать своё самое заветное желание!
Егорка задумался…
Я: — Ну что ты загадал?
Егорка: — Покушать завтра кашку на завтрак!

* * *

Егорка уже придумывает новые и вполне правдопободные слова. Например, «скользигон» — это коврик, на котром можно скользить по полу. А может это он взял из какого-то мультика, всё может быть.

* * *

А наша Ника уже начала запоминать стишки. Недавно в её исполнении прозвучал отрывок из «тили-бом, загорелся кошкин дом». Удивительно. Да, развитие второго ребёнка это вещь ещё более удивительная, чем первого — так как второй всегда кажется для родителей младше, чем он есть на самом деле :). А ведь Нике сейчас именно столько, сколько было Егорке, когда он стал старшим братиком…

О сострадании

Во многих методиках в качестве альтернативы наказания ребёнка, когда он кого-то обидел, предлагают развивать в нём сострадание и сопереживание к другим существам. И тут же сами пишут, что до N лет сострадание отсутствует у ребёнка как класс — просто его сознание ещё к этому не готово.

Конечно, капля камень точит, я уже не раз убеждалась в том, что если что-то внушать дитёнку изо дня в день, даже если кажется, что оно не влетает ни в одно из его ушей, всё-таки рано или поздно эта идея проникнет в его мозги. Тем более, если убеждать не словами, а собственным примером. Или даже его собственным примером.

Помнится, когда Егорке было года два, мы любили с ним читать азбуку — простую азбуку со стишками на каждую букву, в которой, среди прочего, был нарисован старенький скрюченный волчок с палочкой. И вот однажды Егорка сам сильно ударил коленку. С того момента он стал просто залипать на этой странице, он просил прочитать одно и то же четверостишье про несчастного волка по 10-20 раз подряд, возвращаясь к нему снова и снова. Как будто он открывал какое-то новое измерение жизни, в котором, оказывается, существует боль, страдание и старость… (признаться, я сама только в 33 года стала хоть немного понимать старость и болезнь, когда довольно сильно поранила ногу и была почти обездвижена на некоторое время — до этого для меня это было только умозрительной концепцией).

Помню еще, в какой-то момент для меня стало событием, когда Егорка вдруг стал чувствовать моё состояние — «мама, ты грустишь?» или «мама, почему ты сердишься?». Это поймёт только тот, у кого есть собственные дети — когда из такого эгоцентрического клубочка, который думает только о том, как удовлетворить собственные нужды, ребёнок вдруг превращается в сопереживающее существо, который начинает замечать рядом таких же живых людей, как и он сам.

Сейчас Егорыч периодически спрашивает значение слов, которые и взрослый взрослому-то не объяснит — например, любовь или Бог. С одной стороны, я пытаюсь свести объяснения таких абстрактных понятий к минимуму, ибо «слово изреченное есть ложь», как известно. Но, с другой стороны, не ответить ничего, ограничившись загадочным «когда вырастешь, сам поймёшь» — тоже не вариант. В общем, выкручиваюсь тем, что объясняю на примерах, раскрывая каждый раз какое-либо одно из проявлений той же любви, например. В надежде на то, что рано или поздно всё это сложится в его голове в единую мозаику…

Кстати говоря, и на Востоке многие философские вещи не объясняют, не из вредности учителей, а просто потому, что объяснить это невозможно. Даются только указатели, двигаясь по которым, человек может прийти к пониманию сам…

Когда же Егорка спрашивает меня про болезнь или смерть, честно рассказываю (правда, дозированно). Вспоминается история про Будду, от которого скрывали до взрослого возраста все страдания мира, и повторять этот опыт не хочется 🙂 (хотя и пугать, конечно, тоже — помню, для меня стало одним из самых тяжелых переживаний детства, когда я в какой-то момент вдруг осознала, что мои родители рано или поздно умрут).

Ещё где-то читала у психологов, что надо читать детям русские неадаптированные сказки (хорошо хоть только русские, а то я когда-то уже во взрослом возрасте случайно открыла южноамериканские сказки, и у меня волосы на голове зашевелились). Типа чтобы развивать в детях здоровое сопротивление миру, если что. Но это уже немного не о сострадании :).

 

20/08/2014 | Опубликовано в : Мысли вслух | Комментарии закрыты

Как выжил род человеческий

Я вот размышляла, а как раньше, в неразвитых обществах, присматривали за детьми? Сейчас посвящаешь себя на 100% этому, и то, дети падают-болеют-т.п. А первобытный ребенок — он же подошел и прыг в костер (а мама в это время где-то в поле, мамонта  сушит 🙂 ).

Да, я конечно мельком читала все эти красивые современные теории о естественном чувстве страха, которое якобы развито у всех детей, если его не заглушать своей родительской опекой. О неоправданности вакцинаций и о том, что раньше болезни не были такими уж страшными и вообще. А на самом деле реальность такова, что даже не в столь далёкие времена (типа начала 20-го века) всё было достаточно жёстко. У моей матери в семье было 10 сестёр и братьев. Половина из них не дожила до совершеннолетия…

Если в двух словах…

Встретилась с давней подругой. Человек неординарный, интересующийся философией, восточной культурой, языками (неплохо говорит на 5-ти языках, включая хинди и арабский). У неё самой пока детей нету, но, слово за слово, наши разговоры всё равно сползли на детскую тематику (потому что у нас всё это время по головам прыгали два карапуза, да и для меня эта тема сейчас номер 1). Она задала мне единственный вопрос — какая основная идея всех методик по воспитанию детей? Я, не задумываясь, ответила: родительская любовь должна быть безусловной — то есть без условий, всегда и везде и независимо от поведения ребёнка. Действительно, это основная нить практически всех (адекватных) методик воспитания.

Я здесь, конечно, не рассматриваю какую-нибудь Джину Форд с её «истинно арийским» методом, который, вероятно, всё-таки больше подходит для дрессировки собачек и кошечек, чем человеческих детёнышей (причём, это не только моё мнение, ее основные критики говорят то же самое, как оказалось 🙂 ). Но эту Джину простить можно, у нее-то самой детей нету, и видимо тема родительской любви и привязанности для неё осталась пока не раскрыта. Тем более, ради правды замечу, что проблески света есть и у этой железной лэди: «старайтесь избегать говорить ребёнку «молодец», когда он сделает свои дела в горшок, потому что он начнёт думать, что он плохой, если у него вдруг не получилось это сделать» и т.д.

Интроверты и экстраверты

Вот уж воистину, когда задаёшь в пространство вопрос, то рано или поздно приходит ответ.

В последнее время в свете того, что я в очередной раз остался «адын, совсем адын» с двумя карапузами (все тётушки-бабушки остались в Крыму, а няни — в прошлом), я стала активно задаваться вопросом, что со мной не так и что с этим делать. Дело в том, что Егор просит поиграть с ним нон-стоп, просто постоянно. Я прилежно выкладываю ему десятки игрушек, организую несколько на выбор вариантов игр, честно отстраиваю железную дорогу Лего в надежде, что это даст мне хотя бы 10-минутную передышку, пока сын будет играть сам… но… увы. Нет, конечно, бывает, что он чем-то увлечётся, и заиграется чем-то надолго сам, забыв о маме, но это скорее редкость, чем правило. Ему нужно моё постоянное активное вовлечение во все его игры. Просто сидеть рядом и одобрительно кивать — не подходит, надо именно бегать, что-то подбрасывать, лепить, запускать и т.п.

И это не пробел моего воспитания (как намекали некоторые родственники), Ника у нас полная противоположность, может играть сама довольно продолжительное время (и почти всегда могла, с младенчества, хотя я никогда её этому не учила — да и как этому можно научить?). А Егорка не может, ему нужна мама, или другая фигура, временно исполняющая её обязанности, постоянно, везде, во всём, и так было всегда.

А тут как раз попалась похожая статься на форуме альфа-родительства. Случай один-в-один как у нас, ребёнок не играется сам. И вот, прочитав один комментарий, на меня вдруг снизошло просветление — вот он, ключ к разгадке. С вами всё нормально, и с ребёнком всё нормально. Просто вы — интроверт, а ваш ребёнок чрезмерно общительный. Это про нас. Егорка не замолкает ни на минуту, и это здорово — он задаёт сотни вопросов в секунду, делает двести предложений поиграть с ним и т.п. И я общаюсь, играюсь, радуюсь… Но время от времени мне надо спрятаться в своей «скорлупе» и побыть наедине со своими занятиями или мыслями — я так восполняю свою энергию, и никак иначе. Но как это объяснить трёхлетке? Пока что спасаюсь тем, что иду делать домашние дела, в которых сын иногда мне помогает, иногда не помогает, но как минимум оставляет меня в покое минут на 10.

В общем, причину нашла, а вот что с этим делать и как быть, чтобы «и волки сыты, и овцы целы», я пока не придумала. Но правильно найденная причина — это уже как минимум 50% к решению задачи, так что, будем думать дальше…

06/08/2014 | Опубликовано в : Мысли вслух | Комментарии закрыты

Крым-2014

Общие впечатления от Крыма я уже описала в нашем «взрослом» блоге (здесь и здесь), а сейчас просто немного о том, что касается особенностей поездки с детьми. Летели в этот раз через Москву, что добавило лишние два часа к перелёту (это конечно ерунда в мировом масштабе, но с детьми каждый час в самолёте идёт за два 🙂 ). Очень удачно на обратном пути взяли первый средний ряд (то есть перед нами был не ряд кресел, а стенка). Ника так и просидела на полу перед нами половину полёта, а Егорыч смотрел фильмы по телевизору, кушал или просто маялся.

В Шереметьево есть бесплатная игровая комната для детей. Не бог весть что, но можно немного поиграть, посмотреть какие-то страшилки по телевизору, разогреть еду или даже уложить ребенка спать в специальной кроватке. В Хитроу, кстати, тоже есть неплохой soft play в 4-м терминале.

У нас какая-то порода детей, особо устойчивых ко сну. Я и раньше это подозревала, но сейчас просто восхищалась их вредности стойкости, когда в 11 вечера ни один из них не уснул даже в полной темноте под мерное покачивание такси на пути из аэропорта, и дома они ещё порывались поиграть перед сном и были загнаны в кровать почти силой (Егорка при этом был на ногах уже 15 часов, так как дневного сна у него нет в принципе). На новый часовой пояс в Крыму мы так толком и не перешли (а разница с Лондоном была 3 часа), просыпались мы все хором около 9-ти утра — по лондонским меркам это просто уже самый разгар дня. В принципе, периодически я пыталась будить их пораньше, но наши вечерние укладывания неизменно скатывались на 9-10-11 вечера, потому что вечер — это было самое «рыбное» время в плане сходить на море/погулять/отдохнуть от дневной жары. Соответственно, утром все отсыпались.

Из шести недель мы провели 16 дней на море (10 дней в Партените, 5 дней в Евпатории и 1 день в Севастополе), 3 дня на природе (Красные пещеры, Симферопольское водохранилище и дача). Остальные — беготня по врачам, встреча с друзьями и обычная рутина…

Партенит по сравнению с Евпаторией всё-таки проигрывает в плане отдыха с детьми. В Партените, конечно, и сосны, и кипарисы, и горы, но дети там почти не купались — на море были небольшие волны + вода непрозрачная (пляжи размывает и каждый год завозят новую гальку) + довольно глубоко + каменистый пляж. Единственный плюс в том, что каменистый пляж — это то, что доктор прописал. Причём, для нас — в прямом смысле. Ортопеды нам упорно рекомендуют как-то стимулировать детей ходить босиком по камням. А как же их убедишь, кроме как поставив в безвыходное положение, где вокруг одни камни, то есть на пляже :).

А в Евпатории отличный песчаный пляж (лучше, конечно, не в самой Евпатории, а на окраинах), мелководье с хорошо прогретой водой, и плюс самый главный (и самый дешёвый) аттракцион — евпаторийский трамвайчик.

 

Зоопарк «Сказка» в Ялте. Вообще, я не планировала туда ехать в этот раз. Мне почему-то казалось, что детям будет еще не интересно (для нас пока разница между лошадкой и какой-нибудь экзотической породой зебр стремится к нулю 🙂 ). Но погода заставила, как раз в середине отпуска нас неожиданно накрыл сезон дождей. Дети были от зоопарка в восторге, наверное одно из самых ярких впечатлений за весь отпуск. Главный хит — «бабушкин дворик», где можно погладить козочек (если, конечно, догонишь) и даже подержать маленьких свинок в руках (опять же, если поймаешь и сможешь удержать). В принципе, нечто подобное есть и на английских фермах, но в Англии на растерзание, как правило, отдают кроликов и морских свинок, а здесь — настоящих свинок :).

Можно почувствовать себя в шкуре бабуина (что было не сложно для моих карапузов — я и так в шутку их иногда называю бабуинчиками), и даже погладить настоящего тигрёнка:

Кому мало животных, есть разные аттракционы (по заоблачным ценам, правда):

Да и даже в зоопарк ходить не надо, когда животные подстерегают в Крыму прямо на улицах:

А в Симферополе до сих пор встречаются ностальгические цыплята и прочие железобетонные товарищи ещё времён моего детства:

и уже развлечения не из моего детства:

Для детей летом в Крыму просто рай. Можно собирать сливы на даче (одно из самых ярких впечатлений для карапузов), пожарить шашлыки на костре, поспать на свежем воздухе в палатке, или оборвать вишни у соседских бабушек, как делала их мама каких-то 30 лет назад (правда, азарта уже меньше, чем было в моём детстве — теперь никто не гоняет за это, не бежит вслед разъярённая бабушка, обсыпая ругательствами и т.д.).

Ну и Крым — это, ясное дело, разные водные процедуры (сюда входят как традиционные — купание в море, так и купание под проливным дождём и в лужах после него 🙂 ). Егорыч — упорный товарищ, ездил в детском парке минут 10 под ливнем с градом, и напрочь отказывался уходить, пока из-под него просто не забрали машину :).

Ника бросалась в море с разбега, так, что я едва успевала ее ловить (один раз-таки занырнула с головой, когда я не успела поймать). Вообще, у детей два состояния: или их не затащишь в море (как было в Партените), или не вытащишь из моря на сушу, даже если подбородок уже трясётся от холода (как было в Евпатории). Температура моря весь отпуск была около 21 градуса — не Багамы, конечно (особенно после нашего бассейна с постоянной +29), но дети привыкли быстро. Для них оказалась критичной в плане купания даже не столько температура воды, сколько ее прозрачность, отсутствие волн и т.п.

 

 

Егорыч любит играть в Англии в «поход» — мы дружно пробираемся по дебрям вокруг нашей детской площадки, отбиваясь от колючих веток ежевики. Теперь наконец сходили в настоящий поход, в Красные Пещеры. «Сходили», конечно, это громко сказано, дети в основном ехали верхом на взрослых, но зато им понравилось ходить по горной речке (Егорка даже принял «боевое крещение» — искупался в запруде с температурой воды градусов 10). А Ника бодро чавкала грязью, пробираясь по неосвещённым тропам пещеры…

В городе тоже было где выпустить пар.

Ника первую неделю ходила с хронически разбитыми коленками — в Крыму нету специального мягкого покрытия на площадках + неровности на асфальте, за которые она постоянно спотыкалась. Я уже думала, что ходить ей весь оставшийся отпуск в длинных штанишках, несмотря на жару. Но, о чудо, через некоторое время она почти перестала падать —  спартанские условия очень быстро учат детей ходить :).

 

Егорыч удивил. Нашёл монетку в 10 рублей, и, пока я разговаривала по телефону возле какого-то ларька, сам купил себе на неё леденец, и еще сдачу получил. Гордый был, как лев :).

А последние 2 недели прошли в сумасшедшей беготне по массажам, врачам и т.п. Прошли курс ортопедического массажа для обоих карапузов. Нике помогло точно, ножки даже визуально стали ровнее. Правда, проблема в том, что его надо делать каждые 3 месяца, а где ж я в Англии найду массажиста. На меня тут смотрят как на инопланетянина, когда я завожу разговор о чём-то подобном с местными врачами… Ничего, по совету нашей массажистки, я привезла с собой парафин, пока буду делать сама согревающие компрессы на ножки малым. Плюс привезли ортопедическую обувь обоим на лето-осень, так что прорвёмся.
Урок поездки: анализы малых надо сдавать в начале пребывания в Крыму, а не за неделю до отъезда. Потому что когда в простом анализе крови из пальчика вдруг всплывает что-то совсем нехорошее (типа превышения допустимой нормы одного из показателей в 3 раза), потом начинаешь бегать по врачам в бешеном ритме…

* * *
Едем из аэропорта, уже в Англии, 20 июля. Егорка: — Мама, а почему в Англии в море не купаются? Когда тут наступает лето?

После родов (особенно вторых) я стала довольно рассеянной, память стала совсем ни к чёрту. Дома это еще не критично — забудешь сделать что-то сейчас, так сделаешь через пол-часа. А вот когда едешь куда-то с детьми, да еще на весь день… То памперсы я забуду, то питьевую воду в машину не возьму, когда нам ехать больше часа до места назначения и т.п.

 

Но жизнь наладилась, когда я придумала для себя правило четырёх «П» (Поесть, Попить, Покакать, Поспать). Это значит, что перед выходом из дома я проверяю, что взяла еду малым, воду, памперсы и рюкзак для укачивания Ники на сон. Потом сюда добавилось еще два «П» (Поиграть, Переодеться) — то есть взять игрушки (мячики, лопатки для песка, круги для купания — в зависимости от того, куда мы едем) и сменную одежду (либо тёплую, если на улице непонятная погода, или просто запасную, особенно если будем играться рядом с водой).

Диалоги-14

* * *

Играем с Егоркой в магазин.
Егорка: — Эта бутылка воды стоит… 11 рублей! (для Егорки вообще самое большое число это 11, потому что он умеет считать только до 11-ти, и то, только когда он в хорошем расположении духа 🙂 )
Я (подыгрывая): — Ого, а почему аж 11 рублей?
Егорка: — Потому, что я работаю в Крыму, поэтому всё дорого

… играем дальше, пришла Ника
Егорка: — Вот, Ника, можешь купить эту бутылку для девочек, она стоит 6 рублей
Я: — А почему для девочек вода дешевле?
Егорка: — Потому что у девочек мало рублей…

Честно говоря, понятия не имею, откуда взялись эти мыслеформы о том, что в Крыму всё дорого и тем более, что у девочек «мало рублей». Свою причастность к этому категорически отрицаю :).

 

* * *

У Егорки некоторые слова всё еще звучат забавно: экструмент (= инструмент), страп (= трап самолёта), догоночная машина (= гоночная машина), угнать (= прогнать).

 

* * *

Я обычно проговариваю с Егорычем события прошедшего дня перед сном, чтобы уже в спокойной обстановке проработать все его переживания и т.д. Сейчас укладывала их на сон вместе с Никой. Я как обычно спрашиваю у Егорки «что тебе сегодня в игровой группе понравилось/не понравилось?». И вдруг за него отвечает Ника, и начинает эмоционально рассказывать про какого-то мальчика, который ее там обидел — прыгнул и сделал ей больно (в её терминах это прозвучало как «мачик ай-яй, пиг и бона Нике»). Вообще Ника любит что-то рассказывать, правда для постороннего уха это звучит просто как последовательность закодированных сигналов :), но я уже умею кое-что «расшифровывать» из сигналов моей «радистки» :), и каждый раз я немало удивляюсь тому, как много уже на самом деле понимает и запоминает доча…